Как сделать очень тонкую талию

«Cиe — великое таинство имеется,

потому что сколь бы ни было уничтожено временем либо хворью,

невзгодами или пресыщением тело человека,

возродит его взгляд Ока Небесного,

и юность возвратит, и здравие,

и силу жизни превеликую даст»…

Книга Питера Кэлдера — единственный источник, в котором содержится бесценная информация о пяти древних тибетских ритуальных практиках, дающих нам ключи от врат непостижимо продолжительной юности, здоровья и необычной жизненной силы. В течение тысяч лет информация о них сохранялась монахами уединенного горного монастыря в глубочайшей тайне.

В первый раз они были раскрыты в 1938 году, в то время, когда заметила свет книга Питера Кэлдера. Но тогда Запад еще не готовься принять эти сведенья, потому, что лишь начинал знакомиться с фантастическими достижениями Востока. Сейчас же, на исходе двадцатого века, по окончании того, как ураган теоретической и практической информации о самых разнообразных системах восточного эзотерического знания промчался над планетой, принеся фантастические откровения и раскрыв новую страницу в истории людской мысли, появилась настоятельная необходимость от теории и философии перейти к практике, выбирая самые действенные и самые неординарные способы. С каждым днем приподнимается завеса тайны над все новыми и новыми аспектами эзотерического знания, с каждым новым шагом в этом направлении перед человечеством раскрываются все более и более грандиозные возможности покорения пространства и времени. Исходя из этого отнюдь не удивительно, что книга Питера Кэлдера снова появилась из небытия забвения — ее время настало.

Из-за чего? Что в ней особого? Так как практики, обрисованные на ее страницах, не создают впечатления какое количество-нибудь сложных, да и сам создатель говорит, что они доступны любому человеку.

В чем же дело, отчего нам потребовалось столько лет на то, дабы принять такие, казалось бы, простые и очевидные вещи?

Все дело в том, что речь заходит не просто об оздоровительных упражнениях, а о ритуальных действиях, обращающих вспять течение внутреннего времени. Кроме того на данный момент, по окончании всех виденных нами чудес, это не укладывается в сознании. Но, однако, факт остается фактом — способ работает и работает как раз так! За счет чего? Непостижимо! Такие элементарные вещи. Не может быть!

Но давайте не будем торопиться с заключениями, поскольку сакраментальное все очень способное — просто еще никем не было отменено. И единственным критерием истины в этом случае (но, как и в любом другом) возможно лишь практика. Тот, кто попытается, убедится сам — способ работает. И без того ли уж принципиально важно, за счет чего? Бесценное сокровище древних открыто каждому из нас. Полностью безвредное. Доступное любому. Непостижимо таинственное в своей предельной простоте. Достаточно протянуть руку и взять. Ежедневно. По десять-двадцать мин.. И все. Разве это так уж сложно?

И вряд ли принципиально важно, был полковник Брэдфорд лицом настоящим либо Питер Кэлдер сочинил всю эту историю чтобы в увлекательной форме поведать нам об неповторимой практике, переданной ему его тибетским преподавателем. Само собой разумеется, мы благодарны автору за те пара приятных часов, каковые проводим, читая его повесть, но эта признательность не имеет возможности идти ни в какое сравнение с той глубочайшей признательностью, которую мы испытываем по отношению к нему за его дар — практическую данные об Оке восстановления — неистощимом источнике юности и жизненной силы, который стал нам доступен благодаря его книге.

Любой желал бы долго жить, но никому не хочется стареть.

Это произошло пара лет тому назад.

Я сидел на скамье в парке, читая вечернюю газету. Пожилой джентльмен подошел и присел рядом. На вид ему было лет около семидесяти. Редкие седые волосы, обвисшие плечи, трость и тяжелая шаркающая походка. Кто имел возможность знать, что вся моя жизнь с того мгновения изменится раз и навсегда?

Через некоторое время мы разговорились. Стало известно, что мой собеседник — отставной полковник английской армии, некоторое время прослуживший кроме этого в Королевском дипломатическом корпусе. По долгу работы ему довелось побывать за свою жизнь фактически во всех мыслимых и немыслимых уголках земли. В тот сутки господин Генри Брэдфорд — так он представился — поведал мне пара занимательных историй из своей полной приключений жизни, чем очень меня развлек.

Расставаясь, мы условились о новой встрече, и скоро наши приятельские отношения превратились в дружбу. Практически ежедневно мы с полковником виделись у меня либо у него в доме и до поздней ночи просиживали у камина, ведя неторопливые беседы на различные темы. Господин Генри оказался занимательнейшим человеком.

в один раз осенним вечером мы, как в большинстве случаев, сидели с полковником в глубоких креслах в гостиной его английского дома. Снаружи доносился шелест дождя и шорох автомобильных шин за кованой оградой. Потрескивал пламя в камине.

Полковник молчал, но я ощущал в его поведении некоторую внутреннюю напряженность. Как словно бы бы он желал поведать мне о чем-то весьма для него ответственном, но никак не имел возможности решиться раскрыть тайну. Такие паузы случались в наших беседах и раньше. Любой раз я испытывал любопытство, но задать прямой вопрос до того дня не решался. Сейчас же я почувствовал, что дело не просто в какой-то ветхой тайне. Полковник очевидно желал попросить у меня совета либо что-то мне предложить. И я сказал:

— Послушайте, Генри, я в далеком прошлом уже увидел, что имеется что-то, не дающее вам спокойствия. И я, очевидно, понимаю — речь заходит о чем-то очень и очень для вас большом. Но для меня очевидно кроме этого да и то, что вам зачем-то хочется знать мое вывод по тревожащему вас вопросу. В случае если вас сдерживают лишь сомнения относительно того, целесообразно ли посвящать меня — человека в неспециализированном-то постороннего — в тайну, а я уверен, что именно некоторая тайна скрыта за вашим молчанием, — имеете возможность быть спокойны. О том, что вы поведаете мне, не определит ни одна живая душа. По крайней мере, , пока вы сами не велите мне кому-либо об этом поведать. И в случае если вас интересует мое вывод либо же вам нужен мой совет, вы имеете возможность быть уверены — я сделаю все от меня зависящее, дабы вам оказать помощь, слово джентльмена.

Полковник заговорил — медлительно, шепетильно подбирая слова:

— Видите ли, Пит, дело тут не просто в тайне. Во-первых, это — не моя тайна. Во-вторых, я не знаю, как подобрать к ней ключи. И в-третьих, в случае если тайна эта окажется раскрытой, она, в полной мере быть может, поменяет направление жизни всего человечества. Причем поменяет так круто, что кроме того в самых храбрых фантазиях мы не можем на данный момент себе этого представить.

Господин Генри мало помолчал.

— В течение нескольких последних лет воинской, работы, — продолжил он по окончании паузы, — я руководил частью, расквартированной в горах на северо-востоке Индии. Через город, в котором был мой штаб, проходила дорога — старый караванный путь, ведущий из Индии во внутренние районы, на плоскогорье, расстилающееся за главным хребтом. В базарные дни оттуда — из отдаленных уголков внутренних районов — в наш город стекались толпы народа. Были среди них и обитатели одной затерянной в горах местности. В большинстве случаев эти люди приходили небольшой группкой — восемь-десять человек. Время от времени среди них были ламы — горные монахи. Мне говорили, что поселок, из которого приходят эти люди, находится на расстоянии двенадцати дней пути. Смотрелись все они весьма сильными и выносливыми, из чего я заключил, что для европейца, не столь привычного к походам по диким горам, экспедиция в те края была бы предприятием очень сложным, а без проводника — попросту невыполнимым, и путь лишь в один конец занял бы никак не меньше месяца. Я задавал вопросы у обитателей нашего города и у других выходцев из гор, где конкретно находится то место, откуда приходят эти люди. И любой раз ответ был один и тот же: Поинтересуйся у них самих. В этот самый момент же следовал совет этого не делать. Дело в том, что по преданиям любой, кто начинал действительно интересоваться этими людьми и источником преданий, связанных с тем местом, откуда они приходили, непременно загадочным образом исчезал. И за последние двести с лишним лет никто из провалившихся сквозь землю не возвратился живым. Горные бегуны — Лунг-гом-па либо Созерцатели ветра — тибетские гонцы и переносчики грузов — говорили иногда о свежих обглоданных дикими животными человеческих скелетах в одном из дальних ущелий, но было это как-то связано с загадочными исчезновениями либо нет — неизвестно. Говорили о том, что из города за последние двадцать лет так провалилось сквозь землю никак не меньше пятнадцати человек, а скелетов находили лишь пять-шесть. Кроме того в случае если это и были кости кого-то из пропавших, — неизвестно, куда делись остальные.

Полковник еще мало помолчал, а позже поведал о тайне, окружавшей инопланетян из далекой горной местности — тайне, о которой обитатели других районов знали лишь по легенде, передававшейся из уст в уста с оглядкой и чуть ли не шепотом.

В соответствии с данной легенде — где-то в тех краях был монастырь, в котором жили ламы, владевшие секретом неистощимого источника юности. В монастыре словно бы бы находилось что-то, что рассказчики именовали не в противном случае как Небесным Оком либо Оком восстановления. Представшему пред взглядом этого Ока раскрывался секрет неистощимого источника юности. Сие — великое таинство имеется, потому что сколь бы ни было уничтожено временем либо хворью, невзгодами или пресыщением тело человека, возродит его взгляд Ока Небесного, и юность возвратит, и здравие, и силу жизни превеликую даст. Так гласила легенда. Говорили кроме того, что когда-то весьма в далеком прошлом, лет триста-четыреста назад, были глубокие старики, которых ламы того монастыря забирали с собой и каковые позже возвращались в город на караванном пути парнями — по виду не старше сорока лет.

Ламы этого монастыря владели секретом неистощимого источника юности уже в течении нескольких тысяч лет. Говорили, что от тех, кто добрался до монастыря, ламы ничего не скрывают, с радостью посвящая инопланетян в тайну источника. Вот лишь добраться в том направлении было не так просто.

Как и большинство людей, полковник Брэдфорд начал чувствовать груз возраста, в то время, когда ему перевалило за сорок. Из года в год он ощущал, что старость неуклонно приближается, тело слушается его все хуже, и прейдет скоро уже тот роковой сутки, в то время, когда он должен будет согласиться с окончательной победой старческой дряхлости над столь правильно помогавшими ему телом и умом. Неудивительно, что необычная легенда об источнике юности пробудила в нем живейший интерес. Не будучи стесненным характерным местным обитателям благоговейным кошмаром перед классическими табу, он расспрашивал всех, кого имел возможность, сопоставлял разрозненные клочки информации и неспешно приходил к заключению, что за всем этим кроется что-то реально существующее. Близился срок отставки сэра Генри. Исходя из этого в один раз в базарный сутки полковник решился обратиться к одному из горных лам — инопланетянину из тех дальних мест — с вопросом о расположении обители, где хранился источник юности. Но тот не сказал ему ничего вразумительного, по причине того, что не знал ни одного английского слова, а полковник владел лишь тем диалектом, на котором говорили по южную сторону главного хребта. Местные обитатели, понимавшие горный диалект, которых полковник пробовал привлечь в качестве толмачей, поворачивались и срочно уходили, чуть только обращение заходила об источнике юности. А по неспециализированным отрывочным сведениям, каковые сэру Генри удалось почерпнуть из той беседы, установить какое количество-нибудь правильное местонахождение монастыря не представлялось вероятным. Но в самом конце беседы горец смерил полковника продолжительным внимательно-отрешенным взором и весьма четко сказал пара слов, от которых у очередного толмача практически поднялись дыбом волосы. Он посерел, целый сник и сделал было попытку улизнуть и смешаться с толпой — все это происходило среди рынка, размешавшегося окраине города. Полковник своевременно успел ухватить толмача за рукав, притянул его к себе и задал вопрос:

— Что сказал лама?

— Он сказать, что сказать лама Кы про ты. — выдавил из себя вконец перепуганный толмач.

Полковник повернулся, дабы поинтересоваться у горца, кто таковой лама Кы, но горец уже бесследно растворился в толпе.

Вооружившись необычным именем малоизвестного ламы как ключом, полковник с энтузиазмом принялся за новую серию расспросов. Но в случае если раньше многие местные обитатели в полной мере с радостью шли на разговор об источнике юности, то сейчас, чуть услышав волшебное лама Кы, демонстрировали реакцию, всецело совпадавшую с реакцией до смерти перепугавшегося толмача.

В итоге наступил летний сутки, в то время, когда полковник должен был уйти в отставку. Другой офицер принял командование частью, и на следующее утро сэру Генри предстояло отправиться в Англию, чтобы получить новое назначение — на гражданскую работу в королевском дипломатическом корпусе. Вечером он отправился на бугор за околицей города. Ему хотелось в последний раз посмотреть на закат над горами и побыть наедине со звездным небом. В то время, когда совсем стемнело, господин Генри лег на землю. Он долго смотрел в небо и не увидел, как задремал. И внезапно во сне ему послышался голос, который на хорошем английском медлительно сказал:

— Лама Кы-Ньям — посланник обители. Он приводит в монастырь тех, кто избран. Он определил о тебе и будет тебя не забывать. Не опасайся времени и возвращайся.

От неожиданности полковник проснулся. Светили звезды. Город дремал у подножия бугра в окруженной чёрными громадами гор равнине.

— И тогда я твердо решил для себя, что, совсем выйдя на пенсию, обязательно возвращусь в Индию и сделаю все возможное, дабы найти источник юности и раскрыть секрет Ока восстановления, — закончил свой рассказ полковник. — С того времени эта мысль не оставляет меня, и мне думается, что пришло, наконец, время ее реализовать. Никакой ужасной тайны, которую вам надлежит свято хранить, тут, как вы сами видите, нет. Мы так как с вами не горцы, а в полной мере прилично образованные джентльмены. Просто я желал поведать все это вам чтобы предложить отправиться на поиски источника неистощимой юности совместно со мной. А нерешительность моя разъясняется вот чем: я очень и очень сомневаюсь в том, что вы сможете отнестись ко всей данной мистике без шуток. Осознайте меня верно — я ни за что не собирается потребовать от вас участия в моей — будем говорить прямо — авантюре, исходя из этого данное вами слово ровным счетом ни к чему вас не обязывает. Просто в случае если у вас имеется время и вас это заинтересовало, я буду рад отправиться в том направлении в вашей компании.

Полковник был полностью прав. Очевидно, первой моей реакцией на его рассказ была обычная реакция на подобные вещи, характерная всякому рационально мыслящему человеку — я не преминул тут же высказать мысли относительно невозможности существования для того чтобы явления, как неистощимый источник юности. Я просто не мог себе представить, что бы это могло быть. Но господин Генри постоянно производил на меня впечатление человека только здравомыслящего и так верил в то, о чем только что мне поведал, что я не имел возможности не усомниться в справедливости своего отношения к его рассказу. В какой-то момент у меня кроме того появилось желание присоединиться к полковнику, но, взвесив все за и против и соотнеся их с той важностью, которую воображала для меня тогда моя очень удачно развивавшаяся карьера, я все же предпочел отказаться. Но отговаривать полковника не стал. Но, если бы я и постарался это сделать, то все равно без сомнений потерпел бы неудачу. Намерение сэра Генри было намерением военного человека, привыкшего брать на себя всю полноту ответственности за любой свой ход и каждое решение.

Через 14 дней полковник Брэдфорд уехал. Вспоминая о нем, я время от времени чувствовал чувство сожаления о том, что не отправился в эту экспедицию вместе с ним. Дабы как-то избавиться от внутреннего неудобства, я старался убедить себя в неосуществимости существования источника юности.

— Ерунда какая-то, — сказал я себе — разве может человек победить старость? Так как это — естественный процесс, и ни при каких обстоятельствах еще нигде на Земле время не текло вспять. Просто необходимо согласиться и стареть красиво. Так как бывают же, в действительности, благообразные старики, старость которых выглядит чуть ли не красивой. И незачем потребовать от жизни того, чего она не имеет возможности дать.

Но где-то в глубине души мне все же не давала спокойствия идея:

— А что если. Внезапно неистощимый источник юности вправду существует? Внезапно кому-то удалось обратить вспять время? Что тогда? Боже, это тяжело кроме того вообразить!

Мне так хотелось, дабы Око восстановления не было легко прекрасной легендой, и дабы полковнику Брэдфорду удалось раскрыть его тайну.

Прошло три года. В потоке повседневной рабочий суеты мысли о полковнике и его мечте отошли на второй план. Но в один раз, возвратившись из офиса домой, я нашёл среди своей почты конверт. Чуть посмотрев на него, я определил почерк полковника!

С нетерпением я вскрыл конверт и прочел письмо. В тексте его сквозила надежда, смешанная с отчаянием. Господин Генри писал, что ему пришлось столкнуться с множеством досадных неувязок, что дело его продвигалось медлительно, но что ему, наконец, думается — до цели осталось очень мало. Еще чуть-чуть, и он предстанет пред взглядом загадочного Ока восстановления. Никаких показателей обратного адреса ни на конверте, ни в тексте письма я не нашёл, но меня очень обрадовал уже сам по себе тот факт, что полковник был жив.

Следующее письмо от полковника пришло спустя многие месяцы. Открывая его, я увидел, что руки мои легко дрожат. В письме находилась воистину фантастическая весть. Сэру Генри не просто удалось добраться до источника юности. Он возвращался в Европу, и Око восстановления вез с собой! В письме он информировал мне, что прибудет в Лондон приблизительно через полгода.

Итак, с того дня, в то время, когда мы с полковником виделись в последний раз, прошло более пяти лет. Я неустанно задавал себе вопросы:

— Каков сейчас господин Генри? Поменял ли его взор Ока восстановления? Удалось ли ветхому полковнику остановить внутреннее время, заморозив процесс старения? В то время, когда он появится — будет ли он таким же, каким был в сутки нашего расставания? Быть может, он будет смотреться старше, но не на пять с лишним лет, а всего на год-другой?

В итоге я узнал ответы не только на эти свои вопросы, но и на многие другие, о которых ранее не имел возможности кроме того помыслить.

Как-то вечером, в то время, когда я в одиночестве сидел у камина, раздайся звонок внутреннего телефона. В то время, когда я ответил, консьерж сказал:

— К вам полковник Брэдфорд, господин. Я содрогнулся от неожиданности, волна воодушевления захлестнула меня, и я вскрикнул:

— Пускай срочно поднимается!

Через пара секунд звякнул дверной звонок моих апартаментов, я открыл дверь, но. увы, передо мною стоял совсем незнакомый мне подтянутый моложавый джентльмен. Увидев мое удивление, он поинтересовался:

— Вы не ожидали меня?

— Нет, господин. Вернее, ожидал, но не вас. — в растерянности ответил я. — Должно быть джентльмен, который должен ко мне прийти, еще поднимается по лестнице.

— Н-да, а я, согласиться, рассчитывал на более радушный прием, — сказал визитёр таким тоном, как будто бы мы с ним были давними приятелями. — А вы присмотритесь, неужто мне нужно представляться?

Он следил за мной, очевидно наслаждаясь тем, как удивление в моих глазах сменилось удивлением, удивление — удивлением, и наконец, совсем пораженный, я вскрикнул:

— Генри. Вы. Не может быть.

Черты лица этого человека вправду напоминали полковника Брэдфорда, но лишь не того, которого я знал, а того, который в чине капитана начинал свою воинскую карьеру много-много лет тому назад! По крайней мере, так он должен был, по моим понятиям, смотреться тогда — большой и стройный широкоплечий джентльмен, под безупречно сидящим светло-серым костюмом угадывалась крепкая мускулатура, мужественное загорелое лицо, частые чёрные волосы, на висках чуть-чуть тронутые сединой. Непринужденная поза, легкие, мягкие и правильные движения, никакой трости — ничего от того утомленного богатой событиями жизнью старика, с которым я некогда познакомился в парке.

— Да я это, я, — сказал полковник и добавил, — и если вы на данный момент же не разрешите войти меня в гостиную, я могу поразмыслить, что манеры ваши за пара лет заметно изменились. В нехорошую сторону.

Не в силах сдержаться, я весело обнял сэра Генри и, пока он шел к камину и усаживался в кресло, скороговоркой забросал его градом вопросов.

— Постойте, постойте, — смеясь запротестовал он, — остановитесь, сделайте глубочайший вдох и слушайте. Обещаю, Пит, что поведаю вам все без утайки, но лишь по порядку.

И он начал свой рассказ.

По прибытии в Индию полковник сразу же отправился в тот город, где когда-то стояла его часть. За два десятка лет, прошедших с той поры, очень многое изменилось. Английских армий там уже не было. Но рынки и базарные дни остались. Так же, как и прежде в город по большой дороге сходились и съезжались люди, и, как раньше, над горами витал дух легенды о загадочном монастыре, хранившем тайну источника юности, о двухсотлетних ламах, которым на вид было не больше сорока, о загадочных исчезновениях и отысканных в диком ущелье скелетах.

Спустя практически двадцать лет полковник начинал все сначала — расспросы, контакты, уговоры. Одну за другой предпринимал он экспедиции в горные районы, но все было тщетно. Один раз он постарался отправиться следом за горными ламами, приходившими на рынок, в то время, когда те возвращались домой. Но это выяснилось неосуществимым — ламы замечательно знали горы, были весьма сильны и шли так быстро, что шестидесятилетнему старику угнаться за ними было никак нереально.

Прямые беседы с ними также ничего не давали — те делали вид, что не понимают его, не смотря на то, что торговались с местными обитателями достаточно бойко. Действительно, любой сказал наряду с этим на своем диалекте, но понимали они друг друга замечательно. Из всего этого полковник заключил, что избрал неверную линию поведения. Но он понимал, что отступать уже поздно: по окончании множества расспросов по всей округе распространился слух о белом старике, который ищет источник юности. Исходя из этого он методически продолжал начатое дело.

Были моменты, в то время, когда ему казалось, что все утрачено, что кроме того в случае если за преданиями об Оке восстановления и скрыто какое-то реально существующее явление, белого чужака в самое сердце своей тайны тибетцы не допустят ни при каких обстоятельствах. Но он вспоминал сон, который видел в последнюю ночь на вершине бугра. Слова, каковые он слышал тогда, явственно звучали у него в ушах. У полковника кроме того не было полной уверенности в том, что это не было чем-то громадным, чем сон.

И господин Генри с новыми силами в который раз начинал все сперва. Через три года медленного последовательного приближения у него появилось чувство, что за ним кто-то замечает. Это необычное чувство не покидало его кроме того в моменты, в то время, когда он был полностью не сомневается в том, что находится в полном одиночестве. Как раз тогда он и написал свое первое письмо ко мне. А через пара дней случилось событие, положившее конец неопределенности.

Был весенний базарный сутки, и утром полковник отправился к палаткам на окраине города, дабы в очередной раз порасспросить людей об Оке восстановления.

Мычали яки, на различные голоса выкрикивали что-то свое торговцы, клиенты бродили среди палаток, разглядывая посуду, упряжь, оружие и другие товары. Полковник медлительно брел по рынку, рассматривая публику. Внезапно он почувствовал сильный мягкий толчок в спину. Он обернулся, но рядом с ним никого не было. Но метрах в двадцати от себя полковник заметил высокого ламу, внимательно на него смотревшего. Встретившись с ним взором, полковник снова почувствовал толчок, но на данный раз — изнутри. Это было непостижимое чувство — как будто бы сила взора ламы через глаза проникла вовнутрь тела сэра Генри и там взорвалась мягким тихим ударом. Лама жестом подозвал полковника.

— Я пришел за тобой, — сказал он на в полной мере пристойном английском, в то время, когда господин Генри приблизился. — Идем.

— Постой, мне необходимо кое-что взять из своих вещей.

— У меня имеется все, что может пригодиться тебе в пути. Идем. В то время, когда ты возвратишься, все твои вещи будут в полной сохранности. Хозяин гостиницы о них позаботится.

С этими словами лама Кы-Ньям — а это был именно он — повернулся и медлительно отправился прочь. Прихрамывая и опираясь на свою трость, полковник последовал за ним.

Никто из окружавших их людей не обернулся, никто не взглянул им вслед. У полковника появилось впечатление, что с того момента, как взор его встретился с взором ламы, для всех окружающих он провалился сквозь землю — они попросту прекратили его подмечать, как словно бы взрыв силы взора ламы в тела полковника окружил его неким непрозрачным для простого человеческого восприятия экраном. Полковник ощущал — все, что он знал, все отношения, к каким привык, все, составлявшее социальное значение и жизненный опыт личности, которой он себя считал, осталось снаружи — за этим невидимым экраном, там, среди суеты базарного дня.

А в — в было что-то беззащитное, лишенное точки опоры, то, чему предстояло начать обучаться жить сначала. И, как будто бы ухватившись за узкую ниточку последней надежды, он послушно брел за ламой.

Они шли целый сутки. В то время, когда спустились сумерки, полковник с удивлением понял, что практически не устал. Темнота застала их у входа в узкое ущелье.

— Заночуем тут, — заявил Кы. Это были первые слова, сказанные им за сутки пути. — Вон там над уступом имеется пещера. В ней — еда и вода.

Они встали по склону. Пещера оказалась неглубокой, но весьма эргономичной. В глубине ее в горе было выдолблено что-то вроде лежанки. Лама Кы разжёг костер, и в котелке, который достал из расщелины, сварил мало ячменя. Воду он брал из круглой ямки, находившейся около стенки пещеры.

В то время, когда полковник покушал, лама Кы спустился из пещеры вниз, нарвал на дне ущелья охапку какой-то душистой травы, расстелил ее на каменном топчане и велел полковнику ложиться дремать. В то время, когда тот устроился, лама Кы заботливо укрыл его своим выгоревшим на солнце огромным шафранно-золотистым плащом из неотёсанной ткани.

— Ты весьма неплохо владеешь английским-языком. — сказал полковник.

— У меня было время обучиться, — уклончиво сказал Кы. — И не только сказать по-английски.

— И в далеком прошлом ты водишь людей в обитель? — поинтересовался полковник.

— А кто был ламой Кы до тебя?

— Да, но я слышал, что лама Кы приходил за избранными и триста лет назад.

— Значит, кто-то был ламой Кы-Ньям до тебя?

— Из-за чего ты так решил?

— Но не имел возможности же ты.

— Но так как ты же совсем молод. По виду тебе не дашь больше сорока. Триста лет назад. Кроме того в случае если источник юности.

В этот самый момент полковник внезапно осекся. Он начинал понимать.

— Дремли, — сказал лама Кы, — завтра я разбужу тебя утром.

После этого он принялся делать какие-то упражнения. Полковник не имел возможности видеть ламу в темноте, засыпая, он слышал лишь его ритмичное дыхание.

Наутро Кы сварил мало горных бобов, накормил полковника, и они снова отправились в путь. На вопрос полковника, из-за чего лама ничего не ест, тот ответил, что ламы по большому счету не едят в пути. Вчера вечером полковник не отлично рассмотрел ламу в свете угасающего костра. А в течение прошлого дня пути тот ни разу не снял свой плащ с капюшоном. Сейчас же полковник взял возможность рассмотреть ламу Кы без плаща. На нем были мягкие сапоги из невыделанной ячьей кожи, легкие хлопчатобумажные брюки и красная безрукавка из какой-то необычной ткани. Гладкая упругая оливкового цвета кожа и совершенные линии сухощавого мускулистого тела ламы произвели на полковника воистину потрясающее впечатление. Перекинув свой плащ через плечо, лама Кы легко шагал по камням и молчал.

Полковник с удивлением понял, что поспевать за ламой не так уж тяжело. Само собой разумеется, тот шел медлительно, но не так, дабы господин Генри со своей тросточкой имел возможность следовать за ним с таковой легкостью. Он поинтересовался у ламы, в чем тут дело.

— Это моя работа — водить стариков через горы к источнику юности. на данный момент моя сила — твоя сила. А возвратиться ты сможешь и сам.

— Возвратиться? Но люди так как говорят, что оттуда не возвращаются?!

— Люди? Ты больше слушай, что говорят люди. Не возвращаются те, кто желает остаться. А ты принадлежишь к совсем другому миру и без сомнений решишь возвратиться.

— И меня отпустят?

— Ужасных сказок наслушался? Тебя позвали, дабы научить. А уходить либо оставаться — твое дело. Никто никого не держит, никто никого не заманивает хитростью и никого не загоняет в обитель силой. Ты искал и был достаточно настойчив, значит, тебе это вправду нужно, ты решил поменять себя и готов идти до конца. А наше дело — научить тебя методу преодолеть данный путь.

— Научить методу. Ты желаешь заявить, что Око восстановления это.

— Заметишь. Всему свое время.

— Послушай, Кы, ты полагаешь, я смогу обучиться?

— А из-за чего нет? Либо ты — не таковой, как остальные люди?

— А обучась сам, смогу ли я учить других?

— Сперва обучись. Не смотря на то, что, в случае если честно, мы весьма на это рассчитываем.

Больше до самого вечера не было сказано ни слова. Ночевали они в пещерке, похожей на первую. По-видимому, за много лет практика провода стариков через горы была отработана до мелочей. Засыпал полковник, как и в прошлую ночь, под ритмичное сопение упражнявшегося ламы Кы.

Утром полковник задал вопрос:

— Скажи мне, Кы, а кому принадлежали те скелеты, о которых говорили горные бегуны?

— Откуда мне знать? Возможно, людям, которых убили горы.

— Но так как их находили в одном и том же ущелье.

— Ущелье возможно весьма долгим. Возможно, как раз в нем живут громадные леопарды. В случае если люди эти шли в одно да и то же место, то и путь их проходил как раз через то ущелье.

— Но они шли не к источнику юности?

— Кто знает. Я провожу в монастырь не всех жаждущих, а лишь тех из них, кого мы выбираем.

— А каков критерий отбора?

— В человеке не должно быть алчности. Так как довольно часто случается, что человек пытается к Оку восстановления, дабы по окончании торговать юностью. Давным-давно прекратило быть секретом то, что Око восстановления имеется что-то, что любой может унести с собой и передать другому человеку.

— А как вы имеете возможность определить глубоко скрытые мотивы, движущие человеком?

Лама Кы-Ньям промолчал, лишь на губах его появилась улыбка.

— Ну хорошо, — сказал полковник, — вы понимаете, что человеком движет алчность. Но ему удалось добраться до монастыря. Что тогда? Вы не допустите его к источнику?

— Решать такие неприятности — дело не мое, а лам-преподавателей в обители. Я пологаю, что в случае если жадному человеку удалось добраться до монастыря, значит, в том была необходимость. Полагаю, он возьмёт все то же, что получают другие. Но кто заявил, что за время нахождения в обители движущие им мотивы не претерпят трансформаций? Не смотря на то, что, знаешь, я не очень-то верю в то, что жадный дойдет до источника. Так как его никто не начнёт вести.

— А не редкость ли так, что вы. как бы это сказать. останавливаете жадных одиночек, стремящихся самостоятельно добраться до обители?

— Конечно же, нет! Для чего? Для этого существуют горы, каковые не прощают ошибок.

— Очевидно. Ошибка всей жизни. И еще один сутки пути прошел в полном молчании. Дни сменялись ночами, ночи — днями, они шли от пещеры к пещере, и скоро полковник потерял счет времени. Лама Кы по большей части молчал. Иногда полковник начинал его о чем-нибудь расспрашивать. Лама отвечал с радостью, но коротко и точно.

Еще одна беседа запомнилась сэру Генри. в один раз вечером, незадолго перед тем, как они пришли в монастырь, полковник задал вопрос:

— Кы, ты сказал в начале нашего путешествия, что вы рассчитываете на то, что я, овладев Оком восстановления, сумею научить этому других людей. Из-за чего вас это интересует? Кстати, за все время я ни разу не задал вопрос, кого это — вас?

— О том, кто такие мы, я все равно ничего тебе не скажу. А рассчитываем мы на тебя вследствие того что через пара десятков лет люди в громадном мире — назовем это так — близко столкнутся с необходимостью бороться с самими собой за собственное выживание. Их склонность потакать себе во всех своих слабостях заведет их чересчур на большом растоянии. И тогда Око восстановления может оказать им неоценимую помощь. Ты — первый человек оттуда, кто возьмёт сокровище этого знания. Никто не будет потребовать от тебя, дабы ты, возвратившись домой, тут же начал собирать около себя толпы и преподносить Око восстановления как некое откровение. Но в случае если кто-либо попросит тебя научить его искусству оставаться молодым, тебе не нужно отказывать.

Наконец в один раз — это была уже практически середина лета — они пришли.

Через два часа по окончании того, как они утром отправились в путь, ущелье, по дну которого они шли вдоль небольшой горной речки, начало понемногу расширяться, а около 12 часов дня горы расступились и они вышли в узкую равнину. Речка в этом месте расширялась, ветвилась и делала пара петель. Над одной из ее излучин полковник заметил маленький поселок, состоявший приблизительно из полутора-двух десятков маленьких домиков с плоскими крышами, наполовину врытых в пологий склон. Из поселка к мостику через речку спускалась тропа. На другом берегу тропа пересекала равнину и круто взбиралась вверх, прячась в густом лесу, покрывавшем большой склон. Выше, там, где лес уступал место голым каменистым горам, показывалось некое подобие лестницы, которая вела к стерам монастыря, размещавшегося частично в сложенных из обтесанных каменных глыб строениях, частично — в вырубленных прямо в горах помещениях, чёрные окна которых зияли над отвесными скальными обрывами.

— Ну вот и все, мы пришли, — сказал полковнику лама Кы. — Дальше ты отправишься один. Видишь тропу? Встанешь по ней в монастырь. Там тебя примут.

— А ты? Ты где живешь? Разве не в монастыре? — удивился господин Генри.

— Я живу везде, — ответил лама Кы-Ньям, широким жестом руки обведя высокие светло синий горы, со всех сторон окружавшие равнину.

И на глазах изумленного полковника он начал делаться прозрачным, в итоге растворившись в неподвижном кристально чистом воздухе гор.

Как сделать очень тонкую талию

Заявить, что господин Генри был в шоке, — значит не сказать ничего. На то, дабы прийти в себя от впечатления, которое произвел на него столь эксцентричный метод ламы Кы-Ньям сказать до свидания, ему потребовалось никак не меньше четверти часа.

Остаток пути занял у полковника целый сутки до вечера. Тропа поднималась вверх весьма круто, и практически через каждые сто футов пути старику приходилось останавливаться, дабы отдохнуть. Наконец, в то время, когда над равниной начали сгущаться сиреневые сумерки, полковник подошел к монастырской стенке и постучал в низенькую дощатую дверь.

Как сделать очень тонкую талию

— С того самого дня я с головой погрузился в необычную и во многом непонятную для европейца жизнь затерянного в неприступных диких горах тибетского монастыря, — продолжал свой рассказ полковник. — Все, что я видел там, скорее напоминало причудливый вымысел, чем действительность этого мира. Практики тибетских лам, их культура, образ жизни, их полное безразличие ко всему, что происходило в громадном мире, полная изолированность их маленького мирка, в котором нет ничего, что изменялось в течении столетий — все это труднодостижимо для человека с западным складом мышления.

В монастыре жило не так уж мало людей, но ни мужчин, ни дам преклонного возраста полковник среди них не увидел. За ним же с самого начала его нахождения в обитель прочно закрепилось почтительное прозвище Старый господин. Много лет прошло с того времени, как ламы в последний раз видели в этих краях кого-либо, кто смотрелся бы таким же ветхим, как господин Генри.

— А для некоторых из них то, что человек способен превратиться в этакую развалину, какую я тогда собой воображал, явилось настоящим открытием, — говорил полковник. — В течение первых 14 дней я ощущал себя как рыба, вынутая из воды. Я дивился всему что видел, и обычно чуть ли не отказывался верить собственным глазам. Оказалось, что ночью я могу нормально дремать настоящим глубоким сном, а проснувшись поутру, я ощущал себя бодрым и замечательно отдохнувшим. С каждым днем силы мои прибывали, и весьма скоро я начал пользоваться своей тростью лишь на протяжении походов в горы.

— И вот в одно красивое утро, — продолжал полковник, — я испытал второе из двух самых громадных в моей жизни потрясений. Первым был шок, вызванный сверхъестественным исчезновением ламы Кы. А вторым — вот что:

В тот сутки меня в первый раз допустили в хранилище древних манускриптов. В самом конце долгого зала я увидел громадное зеркало — возможно, единственное в тех краях. А ведь я к тому времени не видел своего отражения в зеркале уже в течение многих месяцев. С любопытством я направился к нему. Представьте себе, каково же было мое удивление, в то время, когда я заметил в зеркале что-то совсем немыслимое и с позиций цивилизованного человека — попросту неосуществимое. Я наблюдал на свое отражение в зеркале, но видел не себя, а человека, который был моложе меня как минимум лет на пятнадцать! Столько лет я несмотря ни на что сохранял надежду, что источник юности вправду существует, и вот сейчас видел перед собой в полной мере физическое подтверждение его действительности!

Радость и энтузиазм, охватившие меня в тот момент, нереально выразить словами. А в последовавшие за тем днем пара месяцев мое состояние претерпело еще более драматические трансформации. Я всецело скинул со своих плеч груз старости. Сейчас никто уже не называл меня Древним господином, и все ламы относились ко мне как к равному, что, честно говоря, очень мне льстило.

На этом рассказ полковника был прерван. В дверь позвонили. Я с некоторой досадой открыл дверь. Это были мои приятели — супруг с женой. Я постоянно радовался возможности пообщаться с ними, но на данный раз их визит вызвал во мне чуть ли не раздражение. Но я попытался ничем не выдать своих эмоций и весьма вежливо познакомил их с сэром Генри. Мы мало побеседовали, а после этого полковник встал и сказал:

— Прошу забыть обиду меня, господа, но я должен откланяться, потому, что сейчас вечером мне предстоит деловая встреча.

У самой двери он обернулся и сказал:

— Если вы не возражаете, Питер, я желал бы пригласить вас отобедать со мной завтра. Обещаю, что в случае вашего согласия поведаю вам об Оке восстановления все то, что опоздал поведать сейчас.

Мы договорились о месте и времени встречи, и полковник отбыл. В то время, когда я возвратился в гостиную, супруга моего приятеля поинтересовалась:

— какое количество лет вашему другу, Пит? Он очарователен, но так молод, что вряд ли возможно офицером в отставке. Тем более полковником.

— А вы как думаете — какое количество ему лет?

— Ну, по виду ему никак не дашь и сорока. Не смотря на то, что. из нашей с ним беседы я бы заключила, что ему не может быть меньше, чем сорок.

— Не меньше, это точно, — уклончиво дал согласие я и перевел разговор на другую тему.

Мне не хотелось повторять немыслимую историю об Оке восстановления, по крайней мере , пока полковник не поведал мне ее всю до конца.

На следующий сутки, отобедав в ресторане, мы с полковником отправились к нему, и он во всех подробностях поведал мне о неистощимом источнике юности.

— В то время, когда я поселился в монастыре, мне в первую очередь растолковали, что в людской теле имеется девятнадцать энергетических центров, именуемых вихрями, — продолжил полковник прерванный рассказ. — Семь из них являются основными, а двенадцать — второстепенными. Эти вихри — замечательные полевые образования, невидимые глазом, но однако в полной мере реально существующие. Расположение второстепенных вихрей соответствует положению суставов конечностей: шесть верхних второстепенных вихрей соответствуют плечевым суставам, локтевым суставам и лучезапястным суставам и кистям рук; шесть нижних второстепенных вихрей соответствуют тазобедренным суставам, коленям и голеностопным суставам со ступнями.

Как сделать очень тонкую талию

В то время, когда ноги человека разведены не через чур обширно в стороны, коленные вихри соединяются, образуя один большой вихрь, по количеству сконцентрированной в нем энергии приближающийся к основным. А потому, что простой человек очень редко оказывается в обстановках, требующих от него исполнения интенсивных широко-амплитудных махов ногами, исполнения шпагатов и тому аналогичных упражнений, коленные вихри его практически в любое время являются один вихрь, пространственная форма которого все время изменяется в соответствии с движениями тела. Исходя из этого время от времени коленный вихрь относят к числу основных в качестве дополнительного, восьмого, и говорят не о девятнадцати, а о восемнадцати вихрях. Расположение центров семи основных вихрей таково: самый нижний размещается в основании туловища, второй — на уровне самой верхней точки полового органа, третий — чуть ниже пупка, четвертый — посередине грудной клетки, пятый — на уровне основания шеи, шестой — в середине головы; что же касается седьмого вихря, то он по форме напоминает конус с обращенным кверху открытым основанием и находится в голове над шестым вихрем.

В здоровом теле все вихри вращаются с большой скоростью, снабжая праной либо эфирной силой все системы человеческого существа. В то время, когда же функционирование одного либо более из этих вихрей нарушается, поток праны ослабляется либо блокируется и. В общем, нарушение циркуляции праны именно и имеется то, что мы именуем заболеванием и старостью.

— У обычного здорового человека, — продолжал полковник, — внешние границы вихрей довольно далеко выходят за пределы тела. У очень замечательных и развитых во всех отношениях индивидов все вихри сливаются в одно плотное вращающееся полевое образование, по форме напоминающее огромное энергетическое яйцо.

Простой человек также напоминает яйцо, но плотность поля в нем разна — сердцевина вихрей по плотности энергии значительно отличается от периферии. А вот у ветхого, больного либо не сильный индивида практически вся энергия вихрей сосредоточена вблизи их центров, внешние же границы вихрей обычно за пределы тела не выходят. Самый стремительный и радикальный метод восстановления здоровья и юности пребывает в придании вихрям их обычных энергетических черт. Для этого существует пять несложных упражнений. Вернее, всего их шесть, но шестое — особенное, и о нем я когда-нибудь поведаю раздельно. Пока же остановимся на пяти упражнениях, каждое из которых действует благотворно, но полнота результата достижима только при регулярном исполнении всех пяти. По сути, это отнюдь не просто упражнения, недаром ламы именуют их ритуальными действиями. Эти ритуальные действия и составляют несложную систему эфирной тренировки, имя которой — Око восстановления. А сейчас я поведаю обо всех ритуальных действиях Ока восстановления по порядку.

Ритуальное воздействие первое

— Ритуальное воздействие первое, — продолжил господин Генри свой рассказ, — весьма простое. Выполняется оно с целью придания вращению вихрей дополнительного момента инерции. Говоря несложнее, посредством первого ритуального действия мы как бы разгоняем вихри, придавая их вращению скорость и стабильность.

— Исходное положение для первого ритуального действия — стоя прямо с горизонтально вытянутыми в стороны на уровне плеч руками. Приняв его, необходимо начать вращаться около своей оси до тех пор, пока не появится чувство легкого головокружения. Наряду с этим большое значение имеет направление вращения — слева направо. Иначе говоря если бы вы стояли в центре лежащего на полу громадного циферблата, обращенного лицевой стороной вверх, то вращаться необходимо было бы по часовой стрелке. Дамы вращаются в ту же самую сторону.

— Подавляющему практически всем взрослых людей для начала достаточно полдюжины раз обернуться около своей оси, дабы почувствовать головокружение. Потому ламы советуют начинающим ограничиваться тремя оборотами. В случае если по окончании исполнения первого ритуального действия вы почувствуете потребность присесть или прилечь, чтобы избавиться от головокружения — в обязательном порядке последуйте этому естественному требованию вашего тела. Я сначала все время как раз так и поступал.

— В период начального освоения ритуальных действий крайне важно не переусердствовать. Старайтесь ни при каких обстоятельствах не переходить ту грань, за которой легкое головокружение переходит в очень заметное и сопровождается не сильный приступами тошноты, потому, что практика последующих ритуальных действий в этом случае может привести к рвоте. По мере практики всех пяти ритуальных действий вы со временем неспешно найдёте, что имеете возможность вращаться в первом действии все больше, не доводя себя до ощутимого головокружения.

— Помимо этого, дабы отодвинуть предел головокружения, возможно воспользоваться приемом, который обширно используют в своей практике танцоры и спортсмены-фигуристы. Прежде, чем начать вращаться, зафиксируйте взор на какой-нибудь неподвижной точке прямо перед собой. Начав поворачиваться, не отрывайте взор от избранной вами точки, сколько это будет вероятно. В то время, когда же из-за поворота головы точка фиксации взора уйдет из вашего поля зрения, быстро разверните голову, опережая вращение туловища, и как возможно стремительнее опять захватите взором свой ориентир. Таковой прием работы с применением опорной точки разрешает достаточно заметно отодвинуть предел головокружения.

— В то время, когда я служил в Индии, меня неоднократно приводил в удивление вид так называемых пляшущих дервишей, каковые часами не останавливаясь вращались около своей оси в необычном религиозном танце. Познакомившись с первым ритуальным действием, я отыскал в памяти два важных момента: во-первых, пляшущие дервиши постоянно вращаются в одном и том же направлении — слева направо, другими словами по часовой стрелке, и, во-вторых, все они выглядят весьма сильными и моложавыми — никакого сравнения с простыми людьми того же возраста.

— Я поинтересовался у одного из лам-преподавателей в обители, связана ли практика пляшущих дервишей с ритуальными действиями. Он ответил, что дервиши в своей практике пользуются тем же самым принципом, но доводят его до вздора. В следствии гиперстимуляции во сотрудничестве тела и вихрей в какой-то момент наступает важный дисбаланс. Происходит что-то вроде внутреннего взрыва, имеющего очень разрушительные последствия для тела. Дервиши трактуют данный взрыв как психическое прозрение — своего рода вспышку религиозного просветления. Но как правило это — ошибка, потому, что результирующее состояние имеет мало неспециализированного с подлинным просветлением.

— В отличие от дервишей, ламы в своей практике ни при каких обстоятельствах не вращаются до полного изнеможения, вращаясь не пара сотен раз, а всего лишь раз десять-двенадцать — ровно столько, сколько в каждом конкретном случае нужно для стимуляции вихрей. Большое же число оборотов за один раз как правило не превышает двадцати одного.

Ритуальное воздействие второе

— Конкретно за первым ритуальным действием, — продолжал господин Генри Брэдфорд, — выполняется ритуальное воздействие второе, которое наполняет вихри эфирной силой, увеличивая скорость их вращения и придавая ему стабильность. Выполнить его еще легче, чем первое. Исходным положением для второго ритуального действия есть положение лежа на спине. оптимальнее лежать на толстом ковре либо какой-нибудь другой достаточно мягкой и горячей подстилке. Ламы пользуются в качестве подстилки особым ковриком для созерцания. Это толстая циновка, сплетенная из каких-то неотёсанных растительных волокон и ячьей шерсти. Основная задача подстилки — изолировать тело от холодного пола, не смотря на то, что ламы применяют свои циновки кроме этого и в качестве эргономичного сиденья на протяжении практики созерцательных техник. Из этого — наименование коврик для созерцания. Так как как раз созерцательным практикам ламы отводят ключевую роль, пользуясь Оком восстановления лишь как средством содержания тела в порядке и обеспечения его той огромной энергией, которая нужна для действенной практики созерцания.

— Выполняется второе ритуальное воздействие следующим образом. Вытянув руки вдоль туловища и прижав ладони с хорошо соединенными пальцами к полу, необходимо поднять голову, прочно прижав подбородок к грудине. Затем — поднять прямые ноги вертикально вверх, стараясь наряду с этим не отрывать от пола таз. В случае если имеете возможность, поднимайте ноги не просто вертикально вверх, но еще дальше на себя — , пока таз не начнет отрываться от пола. Основное наряду с этим — не сгибать ноги в коленях. После этого медлительно опустите на пол голову и ноги. Расслабьте все мускулы и затем повторите воздействие еще раз.

— В этом ритуальном действии громадное значение имеет координация движений с дыханием. В начале нужно выдохнуть, всецело избавив легкие от воздуха. На протяжении поднимания головы и ног направляться делать плавный, но весьма глубочайший и полный вдох, на протяжении опускания — такой же выдох. Если вы устали и решили мало отдохнуть между повторениями, старайтесь дышать в том же ритме, что и на протяжении исполнения движений. Чем глубже дыхание, тем выше эффективность практики.

— Один из лам говорил мне, что пришел в монастырь весьма больным и не сильный стариком и не имел возможности кроме того чуть-чуть немного поднять над полом прямые ноги. Исходя из этого он начал с того, что поднимал ноги, сгибая их в коленях, и чуть отрывал голову от пола. Неспешно он добился того, что имел возможность поднять бедра вверх коленями, но голени его наряду с этим свисали вниз. После этого, по мере увеличения тренированности, он обучился выпрямлять согнутые ноги и прижимать подбородок к груди, и наконец через некоторое время начал поднимать вертикально вверх идеально прямые ноги.

* * * * * * * * * * * *

— И по большому счету, данный лама меня . В то время, когда он говорил мне о своих злоключениях в начале практики, он смотрелся идеальнейшим примером мужественной юности и силы, не смотря на то, что мне было как мы знаем, что по возрасту он на много-много лет старше меня. Действительно, должен согласиться, в восторге этим человеком не было той доли неописуемого удивления, которая находилась в моем отношении к ламе Кы. По окончании Кы поразить меня юностью и сплои старого старика — как людской, так и сверхчеловеческой — было уже непросто. Тот же лама, о котором я говорю, иногда развлекался тем, что носил вниз в поселок фрукты из монастырского сада — поменять на ячье молоко. Козы в монастыре были, но данный человек больше обожал молоко яков. Да и другие ламы от него не отказывались. По всей видимости, высота над уровнем моря, на которой находилась наша равнина, была не таковой уж высокой, по причине того, что в маленьком саду, выращенном ламами на нижней террасе монастыря, засыпанной толстым слоем принесенной из поймы плодородной земли, росли низкие фруктовые деревья, успевавшие за лето давать неплохой урожай. В большинстве случаев лама нагружал фруктами большущую корзину — в нее помещалось никак не меньше ста фунтов небольших яблочек и груш — и размеренным шагом отправлялся вниз по тропе. В поселке он отдавал фрукты и складывал в корзину пара тяжелых кувшинов с молоком, а после этого точно так же размеренно, ни разу не останавливаясь, поднимался обратно в монастырь. В то время, когда по окончании нескольких месяцев нахождения в монастыре я в первый раз решился составить ему компанию в таковой прогулке, мне пришлось останавливаться не меньше дюжины раз, дабы перевести дух. Действительно, позднее я получил свойство выполнять прогулки вниз-вверх с такой же легкостью, как и он, но это уже совсем другая история.

Ритуальное воздействие третье

— Ритуальное воздействие третье должно выполняться сразу же за первыми двумя. И без того же, как первое и второе, оно есть весьма несложным. Исходным положением для него помогает положение стоя на коленях. Колени направляться ставить на расстоянии ширины таза одно от другого, дабы бедра размешались строго вертикально. Кисти рук ладонями лежат на задней поверхности мышц бедер именно под ягодицами.

— После этого направляться наклонить голову вперед, прижав подбородок к грудине. Забрасывая голову назад-вверх, выпячиваем грудную клетку и прогибаем позвоночник назад, мало опираясь руками о бедра, по окончании чего возвращаемся в исходное положение с прижатым к грудине подбородком. Мало отдохнув, в случае если нужно, повторяем все сперва. Таковы движения третьего ритуального действия Ока восстановления.

* * * * * * * * *

— Подобно второму ритуальному действию, третье требует строгого согласования движений с ритмом дыхания. В начале необходимо осуществить такой же глубочайший и полный выдох, как в первом. Прогибаясь назад, необходимо вдыхать, возвращаясь в исходное положение — выдыхать. Глубина дыхания имеет огромное значение, потому, что как раз дыхание является связующим звеном между движениями физического тела и управлением эфирной силой. Исходя из этого дышать при исполнении ритуальных действий Ока восстановления нужно максимально полно и глубоко. Ключом же к полному и глубокому дыханию постоянно служит полнота выдоха. В случае если выдох выполнен полноценно, столь же полноценным неизбежно окажется естественно следующий за ним вдох.

— Мне доводилось видеть, как практически пятьдесят лам в один момент практикуют Око восстановления. Дабы внимание не отвлекалось от внутренних процессов, происходящих в эфирном теле, они делали все ритуальные действия, не считая первого, с закрытыми глазами.

Как сделать очень тонкую талию

— Еще тысячи лет назад ламы открыли, что в себя человек может найти разгадки всех самых непостижимых тайн бытия. Причем единственным надёжный способ есть практика, по причине того, что, начиная с некоторого уровня сложности организации материи мира, интеллект делается бессильным — его средств не достаточно для постижения всей сложности и в один момент всей простоты кроме того астрального мира, не говоря уже о многих мирах более высоких порядков.

— Все, чем создан мир, в котором мы живем, имеет своим истоком внутреннюю сущность нас самих, и потому наша жизнь неизменно имеется творение наших собственных рук. Лишь наш выбор определяет то, как складываются ее события, лишь нашими жаждами и принятыми либо не принятыми нами решениями формируются те ситуации, в которых мы выясняемся. Для большинства людей Запада, склонных считать, что все зависит от неподконтрольных нашей личной воле сил внешнего мира, эта концепция думается непонятной и неприемлемой. Но ламы уверены в том, что, напротив, личная воля человека воистину всемогуща. Все зависит от степени практического знания, которым человек владеет. А практическое знание имеется не просто информация, а правильное знание того, как осознанно руководить личной волей в ее проявлениях не только в этом мире, но и в других, более узких мирах. на данный момент в человечестве весьма обширно распространено заблуждение, в соответствии с которому принято путать знание с информацией либо информированностью. Возможно владеть грандиозными массивами интеллектуальной информации и наряду с этим ничего не знать, другими словами не мочь. Возможно знать, не занимаясь накоплением гор информации, другими словами мочь фактически манипулировать личной волей на всех уровнях показанного бытия.

— хороший тому пример — состояние физического тела. Большая часть людей Запада, а также — опытные физиологи, ученые и высокообразованные интеллектуалы, — твердо уверены в необратимости процессов старения и в неосуществимости процесса реставрации тела. Но практика лам, в которой реставрация есть только начальным этапом развития человеческого существа, обосновывает обратное: убежденность интеллектуалов — не более чем иллюзия, все дело — в умении пользоваться механизмами, снабжающими человеку доступ к осознанному управлению личной волей.

— Ламы, и в частности жители монастыря, где хранится знание об Оке восстановления, выполняют на эфирном и астральном замыслах огромную работу, направленную на благо человечества. Потому, что более узкие замыслы являются и более высокими, другими словами управляющими для замыслов более неотёсанных либо низких, незначительные трансформации, произведенные на эфирном и в особенности — на астральном замыслах, приводят к существенным глобальным на замысле физическом, не смотря на то, что требуют приложения намного меньшей энергии, чем если бы соответствующие трансформации осуществлялись конкретно на физическом замысле без привлечения сил, которыми владел более высоким замыслам.

— в один раз миру предстоит проснуться в удивлении и заметить результаты великой работы, проделанной адептами тайных учений, а также — тибетскими ламами, в сотрудничестве с другими, пока что малоизвестными человечеству, силами. Приближается время, в то время, когда над планетой людей зажжется заря новой эры, время рождения нового человечества. Грядет новый человек, которому будет подвластна его воля и который обучится осознанным ее действием раскрывать неизмеримые потенции скрытых в нем самом сил, преодолевая боль и страдания, дабы искоренить войну и лишения из практики человечества данной планеты.

— Многие опробования предстоят еще нам, потому что так именуемое цивилизованное человечество пребывает сейчас в неизмеримых глубинах мрака самого мрачного из наиболее мрачных времен, но нам уготована лучшая участь, и будущее наше видится во славе и эйфории восхождения к высочайшим вершинам духа. И любой, кто решится сделать хотя бы маленький ход навстречу формированию и раскрытию собственного сознания, ход к постижению собственного духа, вносит тем самым свою лепту в дело общей эволюции человеческого разума, свой вклад в победу всего человечества в ожесточённой битве за новое уровень качества осознания.

— Все это было сказано мною только после этого, дабы выделить: практика ритуальных действий Ока восстановления отнюдь не есть просто физическая тренировка и средство самооздоровления, но что-то значительно более замечательное, значительно более глобальное — один из инструментов овладения волей.

Ритуальное воздействие четвертое

— В то время, когда я в первый раз приступил к освоению четвертого ритуального действия, — говорил полковник, — оно показалось мне весьма сложным. Но спустя семь дней тренировок его исполнение стало для меня делом таким же легким, как и практика прошлых.

— Для исполнения третьего ритуального действия необходимо сесть на пол, вытянув перед собой прямые ноги со ступнями, расположенными приблизительно на ширине плеч. Выпрямив позвоночник, положите ладони с сомкнутыми пальцами на пол по бокам от ягодиц. Пальцы рук должны быть наряду с этим направлены вперед. Опустите голову вперед, прижав подбородок к грудине.

— После этого запрокиньте голову как возможно дальше назад-вверх, а позже — поднимите туловище вперед до горизонтального положения. В конечной фазе бедра и туловище должны находиться в одной горизонтальной плоскости, а голени и руки — размешаться вертикально, как ножки стола. Достигнув этого положения, необходимо на пара секунд очень сильно напрячь все мускулы тела, а позже — расслабиться и возвратиться в исходное положение с прижатым к груди подбородком. После этого — повторить все сперва.

* * * * * * * * * * * *

— И тут ключевым аспектом есть дыхание. Сперва необходимо выдохнуть. Поднимаясь и запрокидывая голову — выполнить глубочайший плавный вдох. На протяжении напряжения — задержать дыхание, и опускаясь — всецело выдохнуть. На протяжении отдыха между повторениями — сохранять неизменный ритм дыхания.

— Перед тем, как я покинул монастырь, — продолжал свой рассказ полковник, — ламы-учителя сказали мне, что я должен передать полученное знание тем людям, каковые захотят к нему приобщиться, но ни за что не превращать его в источник собственного обогащения. Это в точности соответствовало тому, о чем сказал мне когда-то лама Кы. Исходя из этого я решил некоторое время попутешествовать по Индии и в качестве опыта провести занятия по практике Ока восстановления для желающих — как индусов, так и англичан — в нескольких громадных городах. В первые же дни занятий с самыми первыми моими учениками я столкнулся с проблемой, которая сначала казалась мне неразрешимой. Ученики-англичане и американцы, которых было около пятнадцати человек, начали задавать вопросы у меня, сколько они должны заплатить мне за обучение. В то время, когда я заявил, что являюсь человеком в полной мере обеспеченным и занятия провожу вовсе не чтобы получить, кое-какие из них ко мне приходить. Оставшиеся же постоянно требовали , дабы я установил размер платы за обучение. Один пожилой джентльмен растолковал мне, что, занимаясь у меня безвозмездно, он чувствует себя должником, и это вызывает у него постоянное чувство внутреннего дискомфорта. По всей видимости, такое же чувство испытывали и все остальные мои ученики. Я был в глубоком замешательстве, не воображая себе, как решить эту проблему, пока в один раз, прогуливаясь вечером по берегу реки не заметил одного из преподавателей индусской йоги в окружении учеников. В этот самый момент меня осенило: вот у кого направляться задать вопрос, как традиция разрешает для того чтобы рода неприятности. Через одного из его учеников, выступившего в роли переводчика, я обратился к гуру — так именуют в индии йогов-преподавателей — и попросил меня просветить. Я вижу перед собой глаза умного человека, — ответил гуру, — и мне неясно, из-за чего ты не можешь решить такую несложную задачку. Твои учителя велели не превращать данное тебе знание в источник обогащения, но разве они запрещали принимать плату за обучение от тех, кто весьма желает заплатить? Гуру-варта либо гуру-дакшина — так умные именуют подношение, которое благодарные ученики приносят преподавателю, дабы хоть как-то заплатить за все, что он им дает. И в случае если преподаватель не принимает подношение, он или поступает несправедливо, или дает ученику осознать, что тот в чем-то не оправдал доверия и ему надлежит уйти. Пускай любой приносит то, что желает, в таком количестве, в каком считает достойным. Тем самым он прекратит мучится от ощущения невыплаченного долга, удовлетворив свою потребность отблагодарить тебя сообразно своим возможностям и тому значению, которое имеет для него даваемое тобою знание. Видишь, все весьма просто. Такова традиция, и незачем ее нарушать. Если ты считаешь себя вправе отдавать людям то, чем владеешь, ты должен дать такое право и им. В противном случае появится несправедливость, а любая несправедливость пагубно отражается равным образом на карме учителя и на карме ученика. Потому что весьма немногим кармой разрешено право быть благдетельствуемыми, дхарма же благодетельствовать достойно — удел избранных. Я поблагодарил гуру и с облегчением отправился к себе в гостиничный номер. С того дня неприятность оплаты прекратила для меня существовать. Я ставил в классе вазу, куда кто угодно имел возможность положить то, что считал нужным. И никто, кроме того я, не знал, кто и какое количество в том направлении положили. А деньги, каковые приносили мне мои ученики, я применял чтобы оплачивать аренду помещения, в котором проходили занятия.

— Возвратимся, но, к четвертому ритуальному действию, — сказал господин Генри. — В моих группах было довольно много стариков, каковые почему-то полагали, что, если они не смогут сначала полноценно выполнить четвертое ритуальное воздействие, у них ни при каких обстоятельствах ничего не окажется. Мне приходилось тратить массу сил и времени на то, дабы убедить их попытаться делать так, как получается. В то время, когда же они начали максимально приблизиться к требуемой форме, успех не замедлил прийти, и через месяц практики ни у кого уже не появлялось неприятностей с исполнением четвертого ритуального действия.

— Я не забываю, как в Калькутте одна из групп оказалась практически на две трети складывающейся из стариков. Большая часть из них не только не могли поднять туловище горизонтально в четвертом ритуальном действии, они чуть были способны по большому счету оторвать ягодицы от пола. Остальные члены группы — мужчины и дамы средних лет и молодежь — справлялись с этим ритуальным действием с легкостью, что весьма смущало стариков, ощущавших себя неполноценными. В итоге мне пришлось поделить группу на две части и проводить занятия раздельно для стариков и для всех остальных. На первом же занятии старшей группы я поведал, что значение имеет не совершенное выполнение упражнения, а регулярность настойчивых попыток. Я сказал им, что сам способен выполнить пятьдесят повторений четвертого ритуального действиям, не почувствовав наряду с этим ни мельчайшей усталости, что и сделал тут же на их глазах, чтобы не быть бездоказательным. А по окончании сказал, что сам я, приступая к освоению этого упражнения, смотрелся никак не лучше, чем любой из них. И они мне поверили. С того дня эта группа стала чуть ли не лучшей по скорости улучшения результатов.

— Единственная отличие между старостью и молодостью, здоровьем и заболеванием содержится в различии режимов функционирования вихрей. Достаточно привести вихри в порядок, и старик опять станет молодым.

Ритуальное воздействие пятое

— Итак, мы добрались до ритуального действия пятого, — заявил полковник. — Исходным положением для него есть упор лежа прогнувшись. Наряду с этим тело опирается на ладони и подушечки пальцев ног. Колени и таз пола не касаются. Кисти рук ориентированы строго вперед сомкнутыми совместно пальцами. Расстояние между ладонями — мало шире плеч. Расстояние между ступнями ног — такое же.

— Начинаем с того, что запрокидываем голову как возможно дальше назад-вверх. После этого переходим в положение, при котором тело напоминает острый угол, вершиной направленный вверх. В один момент движением шеи прижимаем голову подбородком к грудине. Стараемся наряду с этим, дабы ноги оставались прямыми, а прямые руки и туловище находились в одной плоскости. Тогда тело окажется как бы сложенным пополам в тазобедренных суставах. Вот и все. Затем возвращаемся в исходное положение — упор лежа прогнувшись — и начинаем все сперва.

* * * * * * * * *

— Спустя семь дней практики это ритуальное воздействие делается самым несложным из пяти. В то время, когда вы в полной мере его освоите, старайтесь при возвращении в исходное положение прогибать спину назад как возможно больше, но не за счет предельного излома в пояснице, а за счет расправления плеч и большого прогиба в грудном отделе. Помните, но, что ни таз, ни колени наряду с этим пола касаться не должны. Помимо этого, введите в упражнение паузу с большим напряжением всех мышц тела в обоих крайних положениях — при прогибе и при подъеме в угол.

— Схема дыхания в пятом ритуальном действии пара необыкновенная. Начав с полного выдоха в упоре лежа прогнувшись, вы делаете глубочайший, как это быть может, вдох при складывании тела пополам. Получается некоторое приближенное подобие так именуемого парадоксального дыхания. Возвращаясь в упор лежа прогнувшись, вы делаете полный выдох. Останавливаясь в крайних точках для исполнения напряженной паузы, вы задерживаете дыхание на пара секунд соответственно по окончании вдоха и по окончании выдоха.

— Везде, где мне доводилось преподавать ритуальные действия Око восстановления, — продолжал свой рассказ господин Генри, — их сперва именовали изометрическими упражнениями. Часть истины в этом имеется, потому, что один из аспектов их действия — растягивание тела, придание ему эластичности и увеличение неспециализированного тонуса мускулатуры. Но основная цель — не в этом — Ключевой эффект Ока восстановления — в его действии на динамические характеристики вихрей узкого тела.

— У молодого здорового человека динамические характеристики всех семи основных вихрей однообразны и гармонично соотносятся с таковыми вихрей второстепенных. В узком теле простого человека средних лет основные вихри вращаются по-различному, гармония между ними нарушена. О гармонии между основными и второстепенными вихрями в этом случае уже не может быть и речи. Это, кстати, есть главной причиной нарушения обменных процессов, ведущего к солевому дисбалансу и разным поражениям суставов. Предстоящее рассогласование динамических черт вихрей и утрата ими энергии приводят к формированию важных патологий и старческих трансформаций физической части организма человеческого существа.

Полковник замолчал. Было похоже на то, что рассказ его окончен. Пока он сказал, в уме моем скопилось изрядное количество вопросов, каковые я и начал задавать, воспользовавшись его молчанием.

— какое количество раз направляться повторять каждое ритуальное воздействие? — таким был мой первый вопрос.

— Для начала, — ответил полковник, — я рекомендовал бы делать каждое ритуальное воздействие три раза единожды в сутки. Таковой режим должен сберигаться в течение одной недели. После этого каждую неделю прибавляют по два повторения. Так, в течение второй недели каждый день делается по пять повторений каждого ритуального действия, в течение третьей — по семь, в течение четвертой — по девять, и без того потом , пока дневное количество повторений не достигнет двадцати одного раза. В случае если исполнение всех ритуальных действий в соответствующем количестве приводит к, возможно разбить их на серии и делать в два либо кроме того в три приема. Но в каждую серию в обязательном порядке должны входить все пять ритуальных действий строго в соответствующем порядке. Переставлять ритуальные действия Ока восстановления местами, равно как и разносить их во времени запрещено. К примеру, вместо одной, скажем, утренней тренировки, складывающейся из двадцати одного повторения каждого действия, вы имеете возможность провести две — утреннюю и вечернюю, сделав, допустим, десять повторений утром и одиннадцать — вечером. Либо же — три тренировки по семь повторений любая: утром, в полдень и вечером.

— Особенные неприятности довольно часто бывают связаны с освоением первого ритуального действия — вращения около своей оси. Если вы с ними столкнетесь, не отчаивайтесь и не торопитесь. Делайте вращение столько раз, сколько имеете возможность. Пройдет время, и вы обучитесь легко поворачиваться около своей оси все предписанные двадцать один раз. У меня был ученик, которому на это потребовался весь год. Остальные четыре ритуальных действия неприятностей у него не вызывали. Исходя из этого их он делал по двадцати одному разу, а первое осваивал весьма неспешно. На итогах это никак не отразилось. А через год он красивейшим образом имел возможность вращаться около своей оси столько, сколько требовалось.

— Не редкость, что человек по большому счету не может вращаться около своей оси, в случае если у него очень ослаблен вестибулярный аппарат. В этом случае в течение четырех-шести месяцев направляться делать все остальные ритуальные действия, начиная со второго, а первое — пропускать. А по прошествии этого срока неспешно приступать к освоению первого.

— А в какое время предпочтительнее заниматься? — задал вопрос я.

— Утром либо вечером. оптимальнее — на восходе и на закате. Но в случае если у вас большое количество работы и вы не смогли проснуться до рассвет — не расстраивайтесь. Вы имеете возможность выполнить свою утреннюю серию ритуальных действий тогда, в то время, когда это будет комфортно. Основное, дабы это случилось до полудня, потому, что по окончании полудня начинается время вечерней серии. Но к такому режиму направляться приходить неспешно, начав с одной полной серии ежедневно — утром либо вечером. По окончании того, как вы практикуете Око восстановления по двадцати одному разу единожды в сутки в течении не меньше чем четырех месяцев, вы имеете возможность приступить к построению второй серии, начав с трех раз и, как и в случае с первой, прибавляя по два раза в неделю. Само собой разумеется, вы имеете возможность не останавливаться на двадцати одном повторении, доведя их количество до тридцати шести, семидесяти двух либо кроме того до ста восьми, но на то обязана иметься веская обстоятельство, потому, что это будет уже не забота о здоровье, а практика духовного развития.

— Равнозначны ли все пять ритуальных действий по важности? — поинтересовался я.

— Непременно, — ответил полковник. — Одно без другого они работают не столь действенно. Как я уже сказал, крайне редко возможно временно исключать первое, но четыре оставшихся должны практиковаться лишь совместно. Да и первое направляться осваивать поскорее. В самых крайних случаях возможно выкинуть из занятий и одно из четырех последних ритуальных действий. Но лишь тогда, в то время, когда нет никакой возможности его освоить, и лишь временно. При должном усердии в исполнении того, что получается, свойство выполнить да и то, что сначала не выходило, разовьется обязательно.

— И вот еще что принципиально важно — ни за что нельзя допускать перенапряжения и переутомления. Это может привести лишь к отрицательному результату. Необходимо так, как получается, то, что получается, неспешно увеличивая количество и приближаясь к совершенной форме. Время и терпение в этом случае выступают в роли союзников. У меня не было еще учеников, каковые не имели возможность в итоге прийти к полноценной практике, потренировавшись достаточно долго.

— Ну хорошо, — сказал я, — а ну как из-за определенных причин человек по большому счету не имеет возможности выполнить какое-либо из пяти ритуальных действии? К примеру, из-за травмы позвоночника, утраты руки либо ноги?

—Я сталкивался и с этими случаями. Конечно же, в случае если имеется хоть какой-то метод преодолеть препятствие, скажем, придумав какое-нибудь приспособление либо воспользовавшись чьей-либо помощью, направляться это сделать и практиковать все пять действий. Но в самом крайнем случае, если другого выхода нет, необходимо делать хотя бы то, что доступно. Дело в том, что Око восстановления — весьма замечательный и высокоэффективный способ, а также его части работают. Это доказывается примером пляшущих дервишей. В случае если те из них, кто молод, выглядят истощенными из-за избыточного количества вращении, то те, кто постарше, более умеренны в практике вращения, и потому достигают огромной силы, выносливости и жизнеспособности. Так, практика кроме того одного-единственного ритуального действия Ока восстановления возможно очень благотворной. Пускай любой делает максимум из того, что ему доступно, не доводя себя до изнеможения, — и все будет хорошо.

— А вдруг человек, скажем, занимается каким-либо спортом либо другими видами психофизического тренинга — так как Око восстановления, как я понимаю, относится как раз к этому разряду практических способов — направляться ему продолжать, либо же он должен кинуть? Не вступает ли Око восстановления в несоответствие с другими видами практик?

— Ни за что, — с уверенностью ответил господин Генри. — Если вы занимаетесь чем-то еще — занимайтесь на здоровье. Око восстановления лишь окажет помощь вам, существенно повысив эффективность ваших основных тренировок. Так как и ламы пользуются данной практикой как вспомогательной. Для них Око восстановления — своего рода энергетический базис для более сложных и изощренных тренировочных и медитативных практик. В обитель сходились простые люди и ламы не только с юго-запада, откуда пришел в том направлении я, но и с севера, с востока — отовсюду. И кое-какие из лам приносили с собой свои практики — сложнейшие боевые искусства, разные техники тибетской йоги; были среди них живописцы, были переписчики манускриптов. Всех их принимали в монастыре, всех обучали, и всем им Око восстановления помогало достигнуть новых высот в их собственном искусстве. Я уверен, что каждая гармонично выстроенная система содействует сохранению юности и сил. А благодаря практике Ока восстановления к этому прибавляется еще и коррекция динамических черт вихрей.

— Поразмыслите, Генри, ничего ли вы не потеряли? — попросил я.

— Пожалуй, имеется еще две вещи, каковые смогут иметь значение. Вы не забывайте, я упоминал о том, что в промежутках между повторениями ритуальных действий необходимо продолжать дышать в том же ритме, что и на протяжении практики. Но если вы не ощущаете затруднений, паузы между повторениями одного и того же ритуального действия делать ни к чему, вам направляться движения в виде одной непрерывной серии. А вот между каждыми двумя ритуальными действиями пауза нужна. Причем не просто пауза. Необходимо подняться прямо, положить руки на талию и выполнить пара плавных полных дыханий, пристально следя наряду с этим за ощущениями, появляющимися в теле, и сосредоточив внимание на области тела, находящейся в живота на уровне пупка. Раньше либо позднее вы обязательно ощутите струящиеся по телу на протяжении вдоха потоки праны. А через некоторое время, возможно, вам станут видны вихри. Дыша в паузах между действиями, старайтесь на протяжении выдоха максимально расслабиться и почувствовать, как сломанная прана вместе с узкими загрязнениями и больными блоками покидают тело, вымываемые потоками свежей праны, поступившей в тело при вдохе.

— Второй момент, который может оказаться достаточно нужным, — это водные процедуры по окончании практики ока восстановления. оптимальнее принять тепловатую либо чуть-чуть прохладную ванну либо душ. Возможно все тело полотенцем, намоченным в горячей воде, а после этого вытереться насухо. Но ни за что нельзя пользоваться по окончании практики заметно прохладной и тем более — холодной водой. И еще — ни при каких обстоятельствах не принимайте холодную ванну, душ, обливание либо обтирание до состояния, при котором мороз попадает глубоко вовнутрь тела, потому, что это значительно нарушит эфирную структуру, выстроенную практикой ритуальных действий. Ни перед занятиями, ни по окончании, ни в любое другое время. Причем в случае если до тренировки и в другое время маленькие и неглубокие холодные водные процедуры смогут быть использованы вами для общей закалки, то конкретно по окончании занятий они строжайше запрещены, поскольку способны привести к патологическим, каковые при том арсенале средств, которым вы владеете, окажутся необратимыми. Исходя из этого, если вы не имеете возможности сразу после практики принять какую-либо из теплых водных процедур, подождите, пока тело не остынет по окончании тренировки, выдержав, как минимум, час, и лишь затем пользуйтесь холодной водой.

Я был восхищен всем, что поведал мне господин Генри, но скептицизм, характерный грамотному человеку с западным складом мышления, не давал мне спокойствия, иногда недоверчиво нашептывая откуда-то из глубины сознания:

— Нет, господин, что-то тут не то. Не может быть, дабы это было так просто.

Исходя из этого я не удержался и задал вопрос:

— Для Всевышнего, простите, Генри, но меня не оставляет чувство, что вы все же что-то не договариваете. Неужто все вправду так просто?

— Несложнее не бывает, уверяю вас, Пит. Нужно лишь систематично практиковать ритуальные действия, начав с трех повторений каждого и неспешно доведя до двадцати одного раза в сутки. Пропускать возможно не более одного раза в неделю, но ни за что не больше. В случае если же отъезд либо какая-нибудь другая обстоятельство вынудит вас прервать практику хотя бы на двое суток, все достигнутые вами результаты окажутся на грани. При долгом перерыве появляется опасность того, что тело ваше начнет деградировать значительно стремительнее, чем это было перед тем, как вы начали практику.

— К счастью, большинство тех, кто начинает практиковать Око восстановления, в весьма скором времени обнаруживает, что это не только полезно, но и весьма приятно. Чувство собранности, силы и готовности встретиться во всеоружии с любыми задачами так вдохновляют практикующего, что он просто-таки с нетерпением ожидает того момента, в то время, когда придет время, отведенное им для очередных занятий. В итоге, на исполнение всех пяти ритуальных действий полностью требуется всего-то на всего пятнадцать-двадцать мин.! А человек хорошо тренированный делает их все по большому счету за восемь-десять мин.! И в случае если ваш сутки заполнен делами так хорошо, что вы не имеете возможность выкроить кроме того этого, на пара мин. раньше и лягте дремать чуть-чуть позднее. От этого ровным счетом ничего не изменится — всего лишь каких-то пара мин.. — Пять ритуальных действий, о которых я вам поведал, предназначены для ускоренного восстановления здоровья и увеличения неспециализированного тонуса организма. А вот то, в какой степени вам удастся наряду с этим поменять свою наружность, зависит от многих факторов. В том, что это в полной мере быть может, вас, я думаю, в полной мере убеждает мой пример. Так как я выгляжу в два раза моложе, чем имеется в действительности, правильно?

Я ничего не ответил, это было очевидно.

— Так вот, — продолжал полковник, — не секрет, что кое-какие выглядят стариками в сорок, а иные кажутся молодыми и в шестьдесят. Ключевыми факторами тут являются психологический настрой и намерение оставаться молодым. Если вы сами, не обращая внимания на свой хронологический возраст, ощущаете себя молодым, ваш биологический возраст будет подстраиваться под установку вашего самосознания, и окружающие также будут принимать вас как человека молодого. Начав практиковать Око восстановления, я сделал все возможное, дабы начисто устранить из своего сознания свой личный образ человека ветхого и хилого. Вместо этого я сформировал свой личный внутренний имидж джентльмена в самом расцвете сил. А после этого наполнил эту ментальную форму энергетическим содержанием в виде несгибаемого намерения быть молодым и сильным. Намерение вынудило работать силовой аспект воли. Ну, а итог — вот он, перед вами.

— Для многих такая изменение самосознания оказывается непростой задачей, потому, что практически всем людей плохо не легко вырваться из оков сформировавшихся ментальных установок. Верите ли, имеется огромное количество человеческих существ, каковые не смогут этого сделать кроме того на грани настоящей смерти. У них не достаточно энергии на то, дабы сформировать намерение. Они научены твердо верить, что человеческое тело запрограммировано на то, дабы становиться ветхим, хиреть и отмирать. Практика Ока восстановления дает им нужную энергию. Нежданно для самих себя они начинают чувствовать себя все более и более энергичными. И начинают верить в возможность восстановления. Ну, а предстоящее — дело техники. Их взоры на жизнь начинают в корне изменяться, а через некоторое время и окружающие подмечают случившиеся в них перемены. В то время, когда же таковой человек слышит: О, господин, вы так молодо выглядите! либо Сударыня, вы красивы!, последние препятствия на пути трансформации им самого себя рассыпаются в прах, намерение делается несгибаемым, и в мире людей не остается ничего, что было бы недоступно его воле.

— И все? — поинтересовался я.

— Нет, не все, — в тон мне с таинственной улыбкой ответил полковник. — Так как я упомянул лишь о двух дополнительных факторах. А в конечном итоге их — три.

— А-а-а, — отыскал в памяти я, — вы еще не поведали мне о шестом ритуальном действии. В начале, в случае если мне не изменяет память, вы о нем упоминали, не так ли?

— Совсем правильно! Как раз шестое ритуальное воздействие есть наиболее значимым причиной для того, кто собирается поменять свою наружность и смотреться намного моложе своих лет. Это упражнение, которое известно в индусской йоге называющиеся Уддияна-бандха . И я обязательно поведаю вам о нем, но лишь не на данный момент.

Потому что не бывает свободен тот, кто раб имеется плоти своей.

Луций Анний Сенека

Прошло практически три месяца со дня возвращения сэра Генри Брэдфорда из Индии. За это время случилось множество событий. Я начал практиковать Око восстановления на следующий же сутки по окончании того, как полковник поведал мне о нем. Результаты не замедлили проявиться. Я был очень доволен. Практически все время полковник был занят устройством своих дел, восстановлением связей, прервавшихся за время его отсутствия, и налаживанием нового бизнеса, благо сейчас сил для работы у него было в избытке. Исходя из этого по окончании того памятного дня, в то время, когда я определил о содержании практики Ока восстановления мы довольно продолжительное время не виделись. В то время, когда господин Генри наконец мне позвонил, я очертя голову принялся говорить ему, как заметно изменилось мое энергетическое состояние и психологический статус всего лишь за много дней практики. Я кроме этого сказал ему, что более чем удовлетворен результатом и что последние крохи сомнений относительно эффективности Ока восстановления развеялись в моем сознании бесследно.

Я был так воодушевлен, что жаждал обязательно поделиться необычным секретом источника юности со всеми, кому это имело возможность бы оказать помощь. Исходя из этого в конце нашей беседы я задал полковнику следующий вопрос:

— Послушайте, Генри, а как вы отнесетесь к предложению провести занятия по обучению ритуальным действиям Ока восстановления для желающих тут, в Лондоне?

— Хорошая мысль, — ответил он, — я с наслаждением взялся бы за это, но при соблюдении четырех условий. Во-первых, в группе должно быть приблизительно равное количество мужчин и дам, воображающих По-возможности все слои общества — от высококлассных специалистов интеллектуальной сферы деятельности до домохозяек и чернорабочих. Само собой разумеется, было бы хорошо привлечь и кого-нибудь из аристократии, но, опасаюсь, на первый раз это будет сложно, особенно при таком пестром составе группы. Во-вторых, группа обязана складываться из лиц, которым не меньше пятидесяти лет. Верхняя граница возрастного ценза не устанавливается, в случае если вам удастся найти столетнего старца, я буду просто радостен. Очевидно, практика Ока восстановления только благотворно отражается и на молодых, но первая группа у нас будет как бы показательной, исходя из этого на исполнении второго условия я конкретно настаиваю. И позже, у молодых еще имеется время. Не так много, как им думается, но. В-третьих, количество членов первой группы не должно быть больше пятнадцать человек. И в-четвертых, не должно быть фиксированной оплаты. Тот, кто захочет платить за занятия, пускай платит столько, сколько сам сочтет нужным. В случае если собранной суммы не хватит на покрытие затрат по аренде помещения, я компенсирую нехватающую часть из своих средств, благо их у меня достаточно.

Согласиться, третье условие полковника легко меня разочаровало. Я склонен был видеть в воображении просторный зал, заполненный множеством людей, усердно практикующих Око восстановления. Сделать, но, я ничего не имел возможности, и мне пришлось принять все четыре условия полковника.

Скоро мне удалось набрать группу, отвечавшую всем тем требованиям, каковые выдвинул господин Генри, и занятия начались. Сначала я осознал, что затея наша практически обречена на успех. Полковник проводил одно установочное занятие в неделю и давал домашнее задание каждому члену группы сообразно его возможностям. Уже через 14 дней мне показалось, что я подмечаю явные показатели улучшения состояния некоторых членов группы. Но полковник потребовал, дабы мы не обсуждали между собой результаты , исходя из этого у меня не было возможности проверить свою правоту. По окончании месяца занятий полковник положил конец данной неопределенности. Он внес предложение устроить что-то вроде собрания группы, на котором любой имел возможность бы поделиться своими наблюдениями и узнать ответы на интересующие его вопросы.

Все подряд члены группы говорили о достаточно заметных улучшениях состояния организма и неспециализированного тонуса. Наружность весьма многих заметно изменилась к лучшему. Но громаднейшего прогресса достиг самый старший из учеников полковника — весьма дорогой сухонький старичок семидесяти пяти лет. К десятой неделе занятий все члены группы делали все пять ритуальных действий полностью — по двадцати одному разу. И все утверждали, что чувствуют себя не только здоровее, но и моложе. Кое-какие не в серьез утверждали, что больше никому не говорят, сколько им в конечном итоге лет. По этому поводу я отыскал в памяти, как в начале занятий кто-то поинтересовался, сколько лет полковнику, и он ответил, что предпочитает умолчать об этом до окончания десятой недели тренировок. Указанный сэром Генри срок пришел, но он так же, как и прежде о своем возрасте ничего членам группы не сказал. Я же сделал вид, что также не имею об этом ни мельчайшего представления. Тогда кто-то внес предложение провести своего рода викторину: пускай любой напишет на листочке бумаги, сколько, согласно его точке зрения, полковнику лет, а после этого, в то время, когда истина будет открыта, мы посмотрим, чья предположение была самой верной. Мы так и поступили, и к тому моменту, в то время, когда господин Генри Брэдфорд вошел в зал, все листики с написанным на них его предположительным возрастом были собраны.

В то время, когда я поведал полковнику о нашей затее, он попросил:

— Будьте так хороши, Пит, дайте эти листики мне. Интересно, какое объективное впечатление о моем возрасте складывается у людей. А позже я заявлю во всеуслышание, сколько мне лет в конечном итоге.

Он взял бумажки и начал вслух зачитывать числа. С каждым новым вариантом выражение лица полковника делалось все более довольным. Все члены группы решили, что полковнику или около сорока, или мало за сорок.

— Итак, леди и джентльмены, я считаю своим долгом выразить вам глубочайшую признательность за столь лестные комплименты в мой адрес, — сказал полковник, окончив оглашение вариантов. — И, потому, что вы все были честны со мной, мне нужно будет отплатить вам тем же и без утайки признаться — в этом году мне исполняется семьдесят три.

В зале установилась мертвая тишина. Семидесятитрехлетний старик, который выглядит практически вдвое моложе своих лет? Непостижимо! Позже, в то время, когда первичный шок прошел, градом посыпались вопросы.

— Как же так, из-за чего достигнутый вами итог так более радикален, чем то, что удалось сделать нам? — таков был суть большинства из них.

— В первую очередь, — ответил полковник, — не нужно забывать, что я практикую Око восстановления уже не первый год, вы же все занимаетесь всего лишь десять недель. Кроме того при том режиме тренировок, которому вы следуете на данный момент, через два года вы отметите намного более значительные сдвиги. Но это еще не все. Так как я поведал вам о практике Ока восстановления не до конца. Вы понимаете о пяти ритуальных действиях, каковые восстанавливают здоровье и жизненную силу. В известной степени они кроме этого изменяют наружность человека, разрешая ему смотреться пара более молодо, чем он имеется в действительности. Но чтобы привести тело в совершенное состояние и существенно омолодить его, существует еще одно, шестое ритуальное воздействие. До настоящего момента я ничего вам о нем не говорил, по причине того, что без предварительного освоения первых пяти и получения очевидных результатов их практики делать шестое ритуальное воздействие попросту бессмысленно.

— Помимо этого, практика шестого ритуального действия не позволит результата и без очень значительных ограничений, связанных с образом жизни по большому счету и в частности — с сексуальной жизнью. Причем, раз начав практиковать шестое ритуальное воздействие и внеся нужные трансформации в свое повседневное поведение, человек должен продолжать в течение всей жизни. Равно как и в случае первых пяти ритуальных действий, перерывы в занятиях не должны быть больше один сутки. Прекращение же практики угрожает весьма скорыми и важными разрушительными последствиями. Исходя из этого я не стану говорить вам о шестом ритуальном действии прямо на данный момент, а предложу на протяжении семи дней поразмыслить над моим предупреждением. Тот, кто решится продолжить обучение, пускай приходит на следующее занятие. Для тех, кто собирается ограничиться пятью ритуальными действиями, курс обучения закончен.

Спустя семь дней в тренировочный зал явились пятеро. Полковник заявил, что в то время, когда до конца решает идти целая треть группы — это отлично, в Индии у него ни разу не было для того чтобы превосходного результата.

Позже он растолковал, что дополнительное ритуальное воздействие перераспределяет и видоизменяет сексуальную энергию человека. В следствии не только ум, но и все тело как следует изменяются. Действительно, для этого нужно разумно сократить себя в том, в чем большинство людей меньше всего желало бы себя ограничивать — в сексе.

А после этого господин Генри поведал о том, как выполняется шестое ритуальное воздействие практики Ока восстановления.

Шестое ритуальное воздействие

— Львиная часть свободной энергии простого человеческого существа, — растолковал полковник, — представлена сексуальной энергией — энергией сферы воспроизводств, а большинство людей легкомысленно растрачивает ее в сексе для удовольствия. Исходя из этого довольно часто, в то время, когда нужно применять свободную энергию для защиты либо борьбы за выживание, ее в организме не выясняется. И там, где при более разумном отношении человека к жизненной силе организм с легкостью победил бы заболевание, он проигрывает битву с ней, будучи должен для преодоления фатальных факторов ослаблять кое-какие крайне важные, но сейчас не критические функции, компенсируя за счет их энергии дефицит бездумно растраченной свободной. Обусловленные этим нарушения и функциональные ошибки неспешно накапливаются. В то время, когда же количество их переходит в уровень качества, они закрепляются и фиксируются в наследственном коде. Неразумное, недостойное осознающих существ обращение со своей энергией — основная обстоятельство подавляющего большинства личных и общечеловеческих бед и напастей, потому, что это пагубно отражается не только на физическом, но и на психическом состоянии как отдельных индивидов, так и целых наций. Очевидно не может быть и речи о перераспределении и качественной трансформации свободной — сексуальной — энергии при ее бесконтрольном растранжиривании. Люди сами устанавливают тот потолок, выше которого в своем развитии встать не смогут. По глупости и какому-то непостижимо безответственному недомыслию они добровольно приковывают себя к своей животности, обрекая на рабскую зависимость от данной более низкой части собственной натуры.

— Дабы стать сверхчеловеком — а в действительности это имеется обычное и единственно достойное настоящего человека уровень качества жизни — нужно обучится экономить сексуальную энергию, концентрировать ее в теле и трансмутировать, направляя из второго главного вихря во все остальные, и особенно — в два самых верхних. Наряду с этим всецело лишать второй вихрь свободной энергии запрещено, по причине того, что из него она машинально поступает в самый нижний — первый вихрь, важный за построение каркаса физического тела — опорно-двигательного аппарата, другими словами костей, мышц и сухожилий. Свободная энергия обязана распределяться между вихрями гармонично, непринужденно вплетаясь в их вращение. Чтобы этого достигнуть, нужно делать определенные правила сексуального воздержания, о которых мы поболтаем пара позднее.

— Поднять жизненную силу вверх весьма просто. Но для этого ее нужно иметь. В этом кроется главная причина неудач, каковые в течение сотен лет преследовали многих искателей эликсира бессмертия на Западе. Так как в традициях западных религиозных орденов была практика насильственного воздержания — агрессивного подавления в себе сексуального жажды. Пробуя так покорить сексуальную энергию, адепты попросту разрушали базы жизненности тела. Существует один-единственный путь обуздать наиболее замечательный и своенравный аспект силы в человеке — его сексуальную энергию, проявляющую себя при помощи амурной страсти — самого непреодолимого из человеческих жажд: максимально ее развить, а после этого трансмутировать. Ни подавление жажды, ни потакание ему ни к чему не ведут. Первое не дает силе развиться, второе — бездарно ее рассеивает. И в том, и в другом случае человек проигрывает, потому, что теряет возможность накопить свободную энергию и осознанно ею воспользоваться.

— Трансмутацию сексуальной силы ламы реализовывают при помощи шестого ритуального действия. Практиковать его возможно лишь тогда, в то время, когда в теле ощущается присутствие сексуального жажды, которое сигнализирует о наличии достаточного количества свободной энергии. Исполнение шестого ритуального действия содержится в следующем: стоя прямо, вы делаете глубочайший вдох, сжимаете анальный сфинктер, сфинктер мочевого пузыря, напрягаете мускулы тазового дна и низа передней стены живота, а после этого быстро наклоняетесь, опираясь руками о бедра, и интенсивно выдыхаете через рот со звуком Ха-а-а-х-х-х. , стараясь удалить из легких целый воздушное пространство всецело, включая так называемый остаточный; затем вы как возможно посильнее втягиваете пузо за счет напряженного поднятия вверх диафрагмы и расслабления передней стены живота и выпрямляетесь. Подбородок наряду с этим должен быть прижат к подъяремной выемке, кисти рук лежат на талии. Выдержав положение с втянутым животом как возможно продолжительнее — столько времени, на какое количество у вас хватит задержки дыхания — расслабьте диафрагму, поднимите голову и как возможно спокойнее сделайте глубочайший вдох. Как направляться отдышавшись, повторите. В большинстве случаев чтобы перенаправить свободную энергию и растворить появившееся сексуальное желание, достаточно трех повторений. Нужно не делать более девяти повторений шестого ритуального действия за один раз.

* * * * * *

— В качестве тренировки шестое ритуальное воздействие выполняется единожды в сутки в виде серии из не более чем девяти повторений. Осваивать его направляться неспешно, начав с трех раз, и еженедельно прибавляя по два. Прикладная практика этого упражнения вероятна в любое время и в любом месте при условии не через чур полного желудка и кишечника, и наличия телесного сигнала в форме появившегося сексуального жажды. Более того, в полной мере освоивший шестое ритуальное воздействие с легкостью осуществляет предельно полный выдох негромко, не наклоняясь и не завлекая к себе внимания. Исходя из этого практика обращения сексуальной энергии в жизненную силу выполнима вправду где и в то время, когда угодно, в любую секунду, только внимание обратится к показавшему себя в теле сексуальному жажде.

— Существует только одно-единственное различие между простым здоровым, разумным и сильным человеком и сверхчеловеком, который владеет волшебной силой и свойством по своему усмотрению пользоваться особенными свойствами осознания, открывающими ему доступ к восприятию параллельных миров. Оно пребывает в принципиально противоположном отношении к своей свободной энергии. Простой человек оставляет ее в нижних вихрях в форме сексуальной энергии, которая ищет выхода в сексе для удовольствия, неизменно наряду с этим расходуясь. Так, каким бы высоким ни был энергетический потенциал простого человека, он определяется по большей части силой животного свойства, неспособной как следует поменять темперамент проявлений человеческого существа. Чтобы поднять свое осознание на более большой уровень и развить наличествующие в нем истинно человеческие черты, нужно накопить значительно больше энергии, чем способен вместить в себя комплекс из двух нижних вихрей. Сделать это возможно лишь одним методом — подняв свободную энергию из нижних центров вверх и высвободив тем самым нижние для накопления ее новой порции. При поднятии силы ее характеристики изменяются, она становиться уже за счет трансформации частотных черт. Присутствующие во втором вихре и характерные перекачиваемой из него свободной силе частоты возрастают. За счет этого поднимаемая порция энергии как бы сжимается, и перекачка энергии вверх открывает перед человеческим существом воистину необозримые возможности совершенствования.

— Частенько, говоря об источнике юности, я вспоминаю мсье де Леона, который отправился в безумно далекое и рискованное путешествие и возвратился ни с чем. Он так и не нашёл источник юности — ни в Гималаях, ни в Тибете, ни в Китае, ни в других экзотических краях. А ведь в полной мере имел возможность бы отыскать его, не выходя за пределы собственного дома в Париже. Как нам сейчас уже доподлинно известно (не так ли?), неистощимый источник нашей юности неизменно с нами. И требуются только определенные знания и некоторая дисциплина чтобы обучиться из него черпать.

— Но нужно не забывать — чтобы источник юности стал действующим аспектом нашего существа, полностью нужно добиться развития в теле активного и замечательного сексуального жажды. Попытка трансмутировать свободную энергию, которой мало либо нет вовсе, ведет к неизбежному саморазрушению. Исходя из этого человеку, не испытывающему острой потребности в сексуальном удовлетворении, практика шестого ритуального действия строго противопоказана. Сперва нужно добиться восстановления высокой сексуальной потенции посредством практики первых пяти ритуальных действий и только после этого приступать к превращению себя в сверхчеловеческое существо.

— Но — имеется в этом еще один момент, растолковывающий, из-за чего сверхлюдей не так уж большое количество. Так как в случае если все так просто, то они должны были бы, казалось бы, толпами слоняться по данной планете, не зная, к чему приложить бурлящие в них сверхсилы. Этого, но, не отмечается. В чем же дело? А в том, что переходить в новое уровень качества за счет трансмутации сексуальной энергии возможно лишь в случае, в то время, когда интерес к сексу всецело исчерпан. И тут ни за что нельзя ошибиться, одурачив себя либо переоценив свое состояние. Лишь тот, кто вправду исчерпал для себя секс как аспект познания человеческого бытия, может удачно осуществить переход в новое уровень качества осознания. Тот же, для кого половые отношения еще воображают хоть какой-то интерес как источник удовольствия либо не до конца познанный аспект животной стороны людской жизни, ни за что не должен прибегать ни к каким трансмутационным практикам. Самообман тут смертельно страшен, потому, что неминуемо приведет к тому, что перенаправленная свободная энергия не будет усвоена высшими вихрями и вместо того, дабы гармонично развить человеческое существо, лишь усилит его внутреннюю борьбу и внутренние конфликты, каковые раньше либо позднее неизбежно порвут психику индивида изнутри, вынудив его умереть от неизлечимых физических заболеваний либо же стёрши с лица земли человеческие черты его сознания психическими патологиями и ввергнув в адскую круговерть его собственных животных страстей. Потому тут предельно ответственна кристальная внутренняя чистота и предельная честность перед самим собой. Тот, кто решает переступить линии, должен знать, на что идет. И еще он должен знать, что ни при каких обстоятельствах не сможет возвратиться оттуда тем, кем был раньше.

— Исходя из этого я еще раз желаю вас предотвратить — за освоение шестого ритуального действия может браться лишь тот, кто ощущает, что всецело исчерпал для себя все, что может дать секс, и больше в нем полностью не испытывает недостаток. Ни в каком виде — ни в явном, ни в скрытом либо опосредованном в других психологических проявлениях.

— Для подавляющего большинства обычных людей естественный отказ от секса попросту немыслим. Исходя из этого весьма и весьма немногие смогут практиковать шестое ритуальное воздействие. Но в отдельных случаях практика пяти первых действий со временем изменяет порядок приоритетов, и, возможно, некоторым удастся преодолеть ту грань в развитии своего сознания, за которой лежит свобода выбора. В случае если это случится, следующим шагом будет принятие решения поменять свою жизнь. Решение принимается один раз. Навсегда. Никаких колебаний, никаких взоров назад.

Как в сказках: посмотришь назад — пропадешь. Лишь тот, кто способен на таковой ход, может сохранять надежду стать мастером — подлинным властелином силы, перед которым открыт любой путь, и чья воля не знает поражений. Любой ход для того чтобы человека неизменно неизбежно ведет к успеху, чем бы он ни занимался и какие конкретно бы цели перед собой ни ставил. Но любой, кроме того самый маленький, срыв, кроме того одна лишь идея о взоре назад, кроме того не сильный желание посмотреть назад смогут погубить его раз и навсегда.

Дабы продолжить жизнь, сократи рацион.

По прошествии десяти недель господин Генри прекратил посещать все занятия подряд и приходил лишь тогда, в то время, когда появлялся какой-либо вопрос, потребовавший разъяснений с его стороны. Одним из таких вопросов был вопрос о питании. В один из дней мы пригласили полковника прийти и просветить нас относительно того, что возможно имеется, что нежелательно, чего запрещено, в каких количествах и в какое время лучше принимать пищу и т. п.

— В монастыре неприятностей, связанных с выбором продуктов питания, не существует, — начал полковник. — Сам уклад монастырской жизни таков, что все его жители питаются оптимальным образом. Любой лама делает какую-то часть общей работы. Совместно они создают все, что нужно для жизни. В работе стараются применять максимально примитивные технологии. Кроме того почва разрыхляется вручную. Ламы в полной мере имели возможность бы применять соху либо плуг, но они уверены в том, что прямой контакт с землей значительно ответственнее, чем высокая производительность труда.

— Ламы — в основном вегетарианцы. Но не всецело. Они употребляют в пищу молоко и молочные продукты и иногда — яйца в ограниченных количествах. Но мясо млекопитающих, птиц и рыб они не едят.

— Ламам не характерна переборчивость в еде — у них попросту нет возможности особенно выбирать. Продукты, каковые они употребляют, неизменно натуральны и полноценны, но — в один прием пищи ламы едят лишь один вид продуктов. Это крайне важно. Ни при каких обстоятельствах в одной трапезе лам не бывает смешения продуктов, относящихся к разным категориям. В случае если утром они едят ячменную кашу, то данной кашей и ограничивается их завтрак. В случае если это горные бобы — то лишь бобы. Фрукты — значит лишь фрукты; сырые овощи — значит сырые овощи; вареные овощи — значит вареные овощи; лепешки из ячменной муки — значит лишь лепешки из ячменной муки на воде.

— Очевидно, я далек от того, дабы предложить вам подобным же образом разграничить ваш рацион. Я кроме того не настаиваю на исключении из него мяса и рыбы. Но предлагаю не смешивать в одной трапезе продукты, относящиеся к различным категориям. К примеру, я советовал бы вам использовать углеводистую пищу, овощи, фрукты раздельно от мяса, рыбы и птицы. В случае если желаете, имеете возможность смешивать пара видов мяса. Потребление сливочного масла, яиц и сыра вместе с мясом особенного вреда не принесет, возможно кроме того выпить мало чаю либо кофе, но соединять это с чем-нибудь сладким либо крахмалистым — конфетами, пудингом, пирожными — определенно не нужно.

— Растительные жиры и сливочное масло согласуются с любым видом пищи. Молоко лучше использовать с углеводистыми продуктами. Кофе либо чай не следует смешивать с молочными продуктами, добавление молока либо сливок превращают их в яд, но добавление в них маленького количества сахара вряд ли может очень сильно повредить.

— За время своего нахождения в монастыре я определил кроме этого увлекательные вещи об потреблении в пищу яиц. Яйцо полностью лама съедает лишь спустя пару часов тяжелого физического труда. Но не более одного за один раз. Варят их наряду с этим всмятку. Но иногда — в среднем ежедневно — любой лама ест один сырой яичный желток. Белок наряду с этим варят, крошат и скармливают курам.

Сначала мне казалось, что так ламы попросту переводят полезный пищевой продукт, но позже мне растолковали, что, согласно точки зрения лам, яичный белок в людской теле усваивается лишь тогда, в то время, когда в интенсивном питании испытывает недостаток мышечная ткань. В желтках же находятся очень важные вещества, каковые в маленьких количествах неизменно должны поступать в организм.

— Огромное значение ламы придают церемонии приема пищи. У них не принято имеется торопливо и говорить за столом. На протяжении еды они неизменно сосредоточены и немногословны. Считается, что тщательное пережевывание пищи имеет решающее значение для ее усвоения. Исходя из этого они руководствуются принципом: Жёсткую пищу — выпивай, жидкую пищу — ешь. Мне говорили, что нужно выработать привычку пережевывать любую пищу до состояния однородной жидкой кашицы, которая практически сама собой стекала бы в желудок по пищеводу при исполнении глотательного движения.

— Напитком ламы считают лишь чистую воду, которую выпивают медлительно маленькими глотками. Каждая другая жидкость, кроме того зеленый чай и тем более молоко, — это не питье, а еда, на которую распространяются неспециализированные правила пережевывания.

— В то время, когда я задал вопрос о чае и кофе, мне заявили, что любой должен сам решить для себя, использовать их либо нет, основываясь на реакции своего организма. В случае если реакция не через чур благоприятна, из рациона их нужно исключить. Но в любом случае, додавать молоко либо сливки в чай и кофе запрещено. Мои учителя уверены в том, что потребление таких тонизирующих средств, как чай и кофе, время от времени оправдано, но очень нужно наряду с этим, дабы употребляющий их был видящим и имел возможность точно выявить и, что ответственнее всего, — выделить из неспециализированного спектра сил тот род энергии, которую эти продукты вводят в узкую систему человеческого организма. Тогда имеется возможность осознанно данной энергией распорядиться и не разрешить ей выйти из-под контроля. К сожалению, как правило это условие не выполняется, употребляющие чай и кофе понятия не имеют о том, что наряду с этим происходит и как оптимально распорядиться результатом. Исходя из этого непременно пристрастие к кофе и крепкому чаю разрушительным образом отражается на функционировании человеческого сознания и тела.

В убогом теле хиреет разум.

Полковник Брэдфорд планировал В США и перед отъездом обратился к нам в последний раз.

Он стоял перед нами — стройный, сильный и юный. В то время, когда я в первый раз встретился с ним по окончании его возвращения из Тибета, он произвел на меня впечатление человека во всех отношениях совершенного. Но не напрасно говорится, что предела совершенствованию нет. Сейчас он смотрелся еще более впечатляющим.

— В первую очередь, — сказал господин Генри, — я желал бы принести свои извинения присутствующим тут женщинам, потому, что то, что я собирается сказать, обращено в большей степени к джентльменам. Это никак не связано со значением пяти ритуальных действий, каковые одинаково благотворны как для дам, так и для мужчин. Но сам я отношусь к представителям мужского пола и потому имеется кое-какие специфические моменты, которыми я желал бы поделиться как раз с мужчинами.

— В первую очередь обращение отправится о мужском голосе. Всем нам много раз доводилось слышать высокие дребезжащие голоса стариков. Существует прямая связь между состоянием индивида и тоном голоса. Увеличение тона и появление в голосе дребезжания конкретно говорят о разрушении узкого тела. Разрешите мне сейчас растолковать, в чем тут дело.

— Между вторым — сексуальным — вихрем и пятым — горловым имеется прямая связь. Само собой разумеется, все вихри конкретно связаны между собой и друг в друге представлены, но связь этих двух — особенная. Исходя из этого дребезжание и увеличение мужского голоса есть прямым показателем ослабления второго вихря. Чтобы привести динамические характеристики второго и пятого вихрей в норму, достаточно практиковать пять ритуальных действий. Но имеется метод ускорить процесс— Все, что для этого требуется — это воля. Необходимо просто осознанно стараться произносить все звуки, как возможно ниже, сочнее и полнее. Для тех, чей голос уже претерпел большие возрастные трансформации, это может стать достойным вызовом. Но результаты таковой практики заслуживают того, дабы он был принят. Сознательно пониженный тембр голоса весьма скоро поменяет темперамент течения вибрационных процессов, сопряженных с вращением пятого вихря. Вихрь сделается более полным и начнет вращаться стремительнее. Как следствие, неизбежно изменятся и характеристики второго вихря. Ламы применяют данный принцип при работе с мантрами. Причем значение имеет не столько суть и содержание мантры, сколько ее вибрационный строй. Исходя из этого в неспециализированном-то не имеет значения, что вы изберете в качестве тренировочных звуков, ответствен принцип — старайтесь добиться полного низкого звучания и резонирования голоса в голове и грудной клетке. Кстати, дамы, чей голос с возрастом делается ниже и неотёсаннее, смогут воспользоваться этим способом, но напротив — дабы вернуть своему голосу молодое высокое и звонкое звучание.

— Тысячи лет назад были открыты совершенные вибрационные характеристики мантры ОМ. Как мужчины, так и дамы возьмут огромную пользу от верного ее повторения. Мужчины должны стараться произносить ее как возможно ниже, дамы — как возможно выше. Нужно делать это пара раз каждое утро. Хорошо, в случае если у вас имеется возможность повторить ОМ кроме этого по нескольку раз днем и вечером.

— Чтобы верно сказать мантру ОМ, необходимо сделать максимально глубочайший вдох, и после этого медлительно выдыхать с вибрирующим звуком О-О-О-О. , в самом конце он ненадолго переходит в У-У-У-У. , в один момент поднимаясь из грудной клетки к шее, и после этого преобразуется в продолжительное М-М-М-М-М. , вибрации которого уходят как возможно выше в середину головы. Возможно сделать пара продолжительных волн звука ОМ за один выдох. Это простое упражнение гармонизирует динамические характеристики всех семи основных вихрей. Наряду с этим не нужно увлекаться ни самим процессом пения мантры, ни ее смысловой наполненностью, потому, что главное значение имеют вибрационные характеристики мантры да и то, что она разрешает сделать с голосом.

— На этом, пожалуй, заканчивается то, что я собирался поведать вам об эфирных вихрях человеческого тела и несложных методах работы с ними. Нам осталось обсудить лишь один аспект практики Ока восстановления, который, но, имеет решающее значение.

— Представьте себе, что возможно было бы взять дряхлого старика, изъять его личность из разрушающегося тела и вживить в тело молодое и здоровое, которому, скажем, двадцать пять лет. Уверяю вас, что в новом теле старик останется стариком. И привязанностью к своей слабости весьма быстро уничтожит новое тело.

— Большая часть стареющих людей, жалуясь на неудобства, каковые причиняет им старость, бессовестно лжет, прежде всего — самим себе. Им нравится быть ветхими и убогими, нравится потакать своим слабостям, нравится себя жалеть. И тот, кто вправду желает оставаться молодым, должен отыскать мужество в этом себе согласиться. А после этого — совсем отказаться от отношения к себе и метода поведения, характерных старости. Не сделать вид, а вправду отказаться. И ключевым моментом тут есть намерение. Пока возвращение юности тела остается для вас несбыточной мечтой, этакой благостной сказкой из области сладких мечтаний, вы обречены на неудачу. Но когда вы начнете знать, что имеете возможность этого достигнуть, и сумеете вырабатывать в себе намерение добиться результата, первый глоток из неистощимого источника юности будет сделан. Предстоящее — дело техники. Я научил вас несложному способу реализации этого намерения. Как мы знаем, самые действенные вещи неизменно весьма несложны. Исходя из этого все, что от вас требуется — это неустанная практика.

— Несгибаемое намерение и настойчивая практика способны творить чудеса. Потому что все мы — воистину дивные существа, которым под силу каждые взлеты.

Мантрам — Волшебство Сознания

Всё, что рождено в голове,

Основано на Сознании,

И смоделировано Сознанием.

Пали, Канон 500–250 гг. до н.э.

Уникальное издание 1939 г. книги Питера Кэлдера Око Восстановления заканчивается с завершением Четвёртой главы. Однако, восемь лет спустя, в 1947 году, текст книги был пересмотрен и расширен с дополнением пятой главы, названной Мантрам – Волшебство Сознания. Но в силу неизвестных событий ни одной копии издания 1947 года не сохранилось, и лишь в 1994 году одна книга нашлась в личных бумагах автора.

В данном издании в первый раз приведены все трансформации, вошедшие в издание 1947 года, включая Пятую главу, которая для тех, кто в один раз определил о её существовании, стала Потерянной Главой.

Иногда мы получали маленькие, но занимательные сообщения от Полковника Брэдфорда. Он давал групповые лекции там и тут в мире и нигде подолгу не задерживался. в один раз мы взяли достаточно долгое письмо. Оно содержало новую данные и было предназначено для нас.

Наименование письма Мантрам – Волшебство Сознания привело к некоторому любопытству, поскольку слово Мантрам было незнакомо многим из нас, не смотря на то, что кое-какие припоминали, что видели уже это слово в печати. Письмо Полковника повествовало:

Имеется различие между словами Мантра и Мантрам. Оба взяты из Санскрита, от слова, обозначающего Инструмент Мысли. Отличие в том, что Мантрам – инструмент мысли, в то время как Мантра – тиха.

Дело в том, что, осознаёте вы это либо нет, вы создаёте и формируете вашу жизнь вашими мыслями. Все вещи, каковые становятся частью вашей физической действительности, сперва создаются в вашем сознании из так именуемого первичного материала называющиеся идея. В силу того, что это есть Инструментом Мысли, вы имеете возможность применять Мантрам, формируя вашу жизнь таковой, какой бы вы желали её видеть.

Сейчас, дабы применять Мантрам с пользой для себя, Вы должны сначала осознать своё сознание и узнать, как оно работает. Сейчас понятие Подсознание употребляют частенько, но редко знают, что же это такое. Вместо подсознания Ламы употребляют слово, которое возможно переведено как Сверхсознание – сознание высшего порядка. Работа Сверхсознания содержится в том, дабы взять идея (либо мыслеформу), которая есть первичной энергией, и придать ей физическую форму в материальном мире. Об этом возможно написать массу книг, но пока необходимо запомнить серьёзную вещь: ваше Сверхсознание – это слуга, горящий жаждой выполнить любую вашу команду в виде мыслеформ. В то время, когда вы производите идея, вы выдаёте команду. Ваш слуга делает её в виде материализации в физическом мире, где мысли становятся вещами и событиями в вашей жизни. Физическая действительность – это зеркало ваших мыслей. Измените ваши мысли – и вы измените отражение в зеркале. Другими словами: вы измените свою жизнь. Эта весьма несложная вещь для многих людей есть яблоком раздора.

Они показывают на несчастные либо кроме того ужасные случаи из своей жизни и отказываются верить, что они имели возможность создать их собственными мыслями. Но если бы они пристально проследили за своими мыслями, то заметили бы, что негативные мысли противостоят позитивным. Одновременно вы скажете себе Я желаю быть радостным! Но в следующий момент вы приведёте тысячу обстоятельств быть несчастным: работа полна стрессов, нехорошая погода, платежи замучили, у вас большой вес, шумные соседи, вы опаздываете на встречу и без того потом и без того потом. Так что, в то время, когда вы даёте себе установку быть радостным, ваши мысли работают сверх нормы на создание прямо противоположной ситуации.

А Мантрам – это то, что вы имеете возможность применять для объединения ваших мыслей и приведения их к уровню ваших наивысших и наилучших жажд. Чтобы начать применять данный замечательный инструмент, вы должны сперва узнать то, что жизнь обязана доставить к вашим дверям. Вот весьма простое упражнение, которое окажет помощь вам это сделать. Это занимает всего лишь пара мин., так что я рекомендую вам повторять это в среднем любой месяц. Сядьте и составьте перечень вещей, о которых вы больше всего грезите (желаете).

В перечне не должно быть вещей, которых вам бы следовало хотеть. Перечислите ваши жажды (грезы), включая всё, что придёт в голову сейчас.

Сейчас удостоверьтесь в надежности перечень пристально, и спросите себя, ЧТО может обеспечить вам свершение ваших перечисленных мечтаний (жажд). Именно ЭТО и должно быть вашей целью. Запишите эти успехи либо свершения там же.

К примеру, если вы написали: Я желаю хорошую работу, – это значит, что, быть может, в действительности, вы желаете всё, что может дать хорошая работа. Может, вы желаете взять творческое удовольствие, поставив свой талант либо навыки на работу обществу. Быть может, вы бы желали работать в горячей, дружественной обстановке.

То, что вы желаете взять, должно быть выражено в эмоциях. Эмоции – это и неприятные, и сладкие плоды ваших жизненных переживаний. Они-то и имеется приз, которую мы стараемся заполучить в данной жизни. В то время, когда вы покинете данный мир, вы покинете все ваши материальные ценности, но ваши эмоции будут с вами неизменно. Так что выбирайте пристально то, что бы вы желали иметь постоянным спутником.

Сейчас просмотрите ваш перечень жажд и достижений, каковые вы желали бы взять. Прочтите всё сверху вниз и, пока вы делаете это, подыщите два-три слова либо фразы, объединяющих всё совместно. Сперва это может показаться неосуществимым. Но когда вы пристально посмотрите, вы заметите группы на первый взгляд не похожих друг на друга жажд и достижений, направленных на неспециализированную цель. Поделите ваши жажды на две либо три такие группы, отыщите слово либо фразу, заключающую в себе всё. К примеру, если вы желаете лучший дом, дорогой автомобиль и новый гардероб, неспециализированная цель за всем этим будет – Достаток либо Преуспевание.

Сейчас вы должны иметь ясную картину ваших фундаментальных жажд – так что соберите их совместно и сформулируйте их в маленькой команде. Сделайте команду позитивной, маленькой и конкретной. К примеру: Я требую Счастья, Силу и Преуспевание прямо на данный момент! И – получите. В то время, когда команда сказана звучно, она делается Мантрам, либо ясно изъясняясь, инструментом, который вы имеете возможность применять для приведения вашего Сверхсознания в воздействие.

Хотеть Силы – это хорошее желание, это окажет помощь придать здоровье, выносливость и энергичность вашему физическому телу. А на ментальном уровне это придаст вам силы в становлении мастером своей судьбы. Прямо на данный момент, – ваша команда говорит вашему Сверхсознанию, в то время, когда вы желаете, дабы это произошло: на данный момент. Она приказывает вашему Сверхсознанию функционировать без промедлений, претворяя ваши жажды в жизнь.

Сейчас вы имеете Мантрам, и применить его на практике – нет ничего несложнее. Всё, что необходимо сделать, это сказать Мантрам вслух с жёсткой уверенностью, без робости. Ощущайте силу своего голоса, и рассказываете так, словно бы вы отдаёте команду чудесному джинну, который сделает всё, что вы захотите. Когда вы сказали Мантрам звучно, с непоколебимым убеждением в то, что это произойдёт, – всё, что необходимо, сделано.

Произносите свой Мантрам перед сном, ночью и утром, в то время, когда проснётесь. Попытайтесь, дабы повторение Мантрама с однообразными промежутками в течение всего дня вошло в привычку. Сила Мантрама возрастает, если вы станете произносить его с жёстким убеждением перед зеркалом, глядя в отражение собственных глаз. В течение всего дня следите пристально за тем, о чем вы думаете и рассказываете. Будьте начеку: не допускайте негативных мыслей либо слов, каковые смогут конфликтовать с командами, данными вашему Сверхсознанию. Эти мысли смогут нейтрализовать положительную силу Мантрама. В то время, когда вы это подмечаете, остановитесь, глубоко вдохните и отмените свои негативные мысли либо слова, опять сказав Мантрам с непоколебимой решимостью. Само собой разумеется, вы имеете возможность находиться в присутствии других людей, и вы не имеете возможность неожиданно выдать: Я хочу Счастья, Силы и Преуспевания сию минуту! При таких условиях я бы дал совет вам применять Мантру. Необходимо всего лишь повторить Мантру про себя, создавая образы слов у себя в сознании. Мантра не подпитана силой голоса, она не так действенна, как сказанный Мантрам, но, однако, она также даст прекрасный результат.

Независимо от того, используете ли вы Мантрам либо Мантру, принципиально важно запомнить следующую вещь: в то время, когда вы приказываете своему Сверхсознанию, вы должны фокусироваться лишь на конечный итог. Ни при каких обстоятельствах не пробуйте диктовать Сверхсознанию, как оно должно совершить свои чудеса. Сверхсознание намного умнее и находчивее, чем вы имеете возможность себе представить. Если оно к чему-то приступило, оно ни при каких обстоятельствах не отступает и ни при каких обстоятельствах не бросает начатого, – оно знает, что имеется десятки тысяч других дорог добиться желаемого результата. В случае если своими мыслями и предвзятостями вы постараетесь указать Сверхсознанию, как ему выполнить работу, вы лишь ограничите его возможности и спеленаете силу Магии, которая возможно всецело развёрнута. Наша сфера Сверхсознания – прекрасная вещь, она получает огромное наслаждение, работая на достижение фактически всего, чего бы вы ни захотели. Грезы, жажды – это большая сила, и в то время, когда вы их используете для приведения Сверхсознания в воздействие, оно будет трепетать от удовольствия, воплощая ваши сердечные грезы в самом неожиданном для вас виде.

Ещё одна вещь, которую вы должны знать: сфера Сверхсознания не оценивает ваши мысли перед тем, как приступает к их выполнению. Оно не делает различий между наслаждением и болью, скорбью и счастьем, печалью и эйфорией. Вернее сказать, для Сверхсознания нет эмоций либо чувств, приятных либо неприятных. Его работа – превращать мысли, и мысленный настрой в материю. Все мысли и настроения – и хорошие, и нехорошие. Сверхсознание не смогло бы делать положенную работу, если бы ему нужно было бы сперва оценивать ваши мысли как хорошие либо нехорошие, радостные либо грустные, стоящие либо ненужные.

Меньше, удивительно простой секрет, который может оказать помощь каждому во всём, о чём он грезит, это: измените свои мысли (свой мысленный настрой) – и вы измените свою жизнь. Если вы думаете о чём-то необычном, волнующем вас, ваше Сверхсознание наводнит вашу жизнь всеми этими вещами вместо тяжёлых вещей и событий в вашей жизни.

Сверхсознание – это необыкновенная вещь, но оно не имеет возможности применять мысли, не подпитанные образами. Так что для эффективности ваш Мантрам должен звучать ясно для вас самих с полным значения смыслом. Дабы быть убежденным, что это так, вы должны иметь в виду две вещи.

Во-первых, принципиально важно, дабы вместе с вашим эволюционным ростом, ваш Мантрам делал то же самое. Так, в то время, когда вы ощущаете, что в следствии персонального роста ваши цели изменились, внесите в ваш Мантрам поправки, отображающие эти трансформации.

Во-вторых, ваш Мантрам должен быть сказан на языке, которым вы владеете в совершенстве (либо на родном языке). Я привожу это, по причине того, что кое-какие восточные учителя пропагандируют Мантрамы, каковые весьма хороши для тех людей, кто говорит на восточных языках. Но эти Мантрамы ненужны для людей, каковые эти языки не знают. Кроме того в случае если вам скажут значение слов, они являются всего лишь тарабарщиной для вашего Сверхсознания, и в следствии цель не будет достигнута.

Однако, имеется одно исключение. Одно особое слово, пришедшее с Востока, создаёт волшебный эффект на Сверхсознание, и на мозг и центральную нервную систему. Слово ОМ. Вообще-то это не слово (в смысле звука) делает его особым и не то, что оно обозначает. Вся его ценность в тональной вибрации. Все те, кто будет применять ОМ в вибрационном контексте, возьмут от этого пользу вне зависимости от того, на каком языке они говорят. Успех будет зависеть только от готовности человека принять вибрации таковой высоты и силы. Применение ОМ – я назову это Седьмым Ритуалом – может привести людей, готовых к этому, к исключительным итогам. При верной интонации вибрационная частота даёт весьма сильный стимулирующий эффект на шишковидную железу – эпифиз, которая связана с седьмым наивысшим центром (Сахасрара). Однако, в случае если ваша жизнь не сфокусирована на верховный замысел, вы не должны затевать стимуляцию эпифиза.

Так же, как семя не имеет возможности прорасти на бесплодной почве, так же вибрации высшего порядка не смогут развиться в сознании, не готовом принять их. Не пробуйте практиковать Седьмой ритуал , пока первые пять не привели в порядок вашу физическую и ментальные составляющие. Ваши вибрации должны быть высоки, в том замысле, что вы уже не употребляете наркотики, спиртное и табак. При подготовке к Седьмому ритуалу следите за своей диетой. Она должна быть не жирной, и вы должны избегать веществ, содержащих сахар, поскольку сахар – двоюродный брат алкоголя. Крахмалы также смогут быть вредны, если они не пережеваны шепетильно. В случае если крахмалы хорошо прошли первую часть пищеварительного процесса в полости рта, то в маленьких количествах они не вредны. Особенно принципиально важно расширить количество употребляемой вами воды. Здоровый средний человек должен выпивать 3 кварты чистой воды (12 чашек по 8 унций, 8 унций – 226 мл). Если вы больше либо меньше среднего человека, выпивайте соответственно больше либо меньше. Не начинайте выпивать всё это количество воды сходу. Увеличивайте потребление воды неспешно, в течение 60 дней. Вода не только оказывает помощь очистить ваше тело от шлаков и нечистот, она кроме этого – красивый проводник электрического тока и звуковых вибраций. Потребление вами повышенного количества воды должно иметь место как минимум в течение месяца, лишь затем вы имеете возможность практиковать Седьмой ритуал, ожидая прекрасных результатов. Для практики ритуала поднимитесь на полу либо сядьте в эргономичное кресло. Расслабьтесь совсем (основательно), но не сутультесь. Выпрямитесь и держите высоко ваш подбородок так, дабы голосовые связки ничем не были стеснены. Вы кроме того имеете возможность лечь на спину – на твёрдую кровать либо на пол, в случае если хотите, – но не подкладывайте ничего под голову. Это подаст голову вперед и зажмет голосовые связки.

Звук ОМ произносят так же, как в слове ДОМ. Чтобы добиться верной интонации при произношении этого волшебного звука, начните с глубокого вдоха, но не заполняйте лёгкие до предела. После этого глубоким полным голосом скажите звук О-О-О. – ваша челюсть должна быть наполовину открыта. Губы должны быть закруглены, язык – втянут и находиться в нижней части рта, но немного поднят у основания. Удержите звук О-О-О. в течение 5 секунд. После этого, продолжая произносить звук, закройте и расслабьте челюсть и губы, расслабьте язык, приведя его в плоское положение, наряду с этим формируя звук М-М-М. – удержите его в течение 10 секунд. При звуке О-О-О вы должны ощущать резонанс голоса в груди, при звуке М-М-М – резонанс голоса должен чувствоваться в носу. В случае если всё сделано верно, два звука образуют созвучье в одном продолжительном звуке О-О-О-М-М-М-М. По завершении расслабьтесь, сделайте 1 – 2 глубоких вдоха, перед тем как повторить опять. Трёх-четырёх раз подряд будет достаточно. Не переусердствуйте, в случае если почувствуете лёгкое головокружение либо слабость, остановитесь. По окончании часового перерыва повторите ещё пара раз. Сначала не повторяйте ритуал больше 10 ежедневно, кроме того если не испытываете слабости либо головокружения. Усиленная стимуляция эпифиза начинающим не рекомендована. Будет лучше, если вы не станете произносить Мантрам на протяжении исполнения Седьмого ритуала. Ритуал направляться делать, в то время, когда сознание нормально и вольно от мыслей. Однако, вы имеете возможность комбинировать Седьмой ритуал с мантрой с прекрасным успехом: в то время, когда вы произносите О-О-О. в течение 5 секунд, держите своё сознание в тишине и покое, после этого, в то время, когда вы переходите на звук М-М-М. в течение 10 секунд, повторяйте свою мантру в мыслях пара раз. Мантра должна быть приготовлена заблаговременно и возможно однообразной с вашим Мантрамом. Мантру произносят мысленно в виде команды, призывая к исполнению ваших основных целей. Удостоверьтесь в том, что мантра не содержит негативных мыслей либо слов, каковые отменят положительную силу вашей мантры.

Это весьма сильный ритуал, рассчитанный на людей зрелого возраста. Людям моложе 21 года практиковать Седьмой ритуал не рекомендуется. Эта практика имеет громаднейший эффект у людей, достигших возраста, в то время, когда мудрость начинает зреть в сердце. (Разумеется, речь заходит о возрасте по окончании 45 лет). Вообще-то у пожилых людей прогресс в увеличении вибраций отмечается более ярко, чем у молодых. Это происходит частично по причине того, что они не отвлекаются на иллюзии материального мира, где удовольствия пролетают так же быстро, как сухие листья на ветру. Они знают, что настоящие подарки жизни находятся не где-то снаружи, а в мире, который лежит в нас.

Умные люди древности – Люди Света (Лучащиеся, Излучающие; по всей видимости, речь заходит о какой-то древней цивилизации) – применяли Седьмой ритуал для поднятия вибраций сознания и физического тела. Кроме этого эту технику они применяли при путешествиях в других мирах. Делая то же самое, вы продвинетесь вперёд к достижению молодости сознания, молодости тела вместе с даром мудрости. В заключение я призываю вас принять вызов и начать всё сперва прямо на данный момент. В случае если кроме того вы добились громадного прогресса и многого добились, все блага, достигнутые вами, – ничто если сравнивать с тем, что ожидает вас, в то время, когда вы начнёте путешествие вовнутрь себя (познание себя). Начав это, вы ни за что не развернёте назад, заметив те необычные вещи, лежащие от вас всего лишь на расстоянии вытянутой руки.